Анненербе. Наследие предков.

Базовые ветки обсуждений.

Сообщение
Автор
02 сен 2017, 18:59
Документы и родовые символы

Для правовой жизни древних германцев документ был совершенно чуждым явлением, так как для наших предков написанное слово не было ни доступным, ни имеющим смысла. Право, для исполнения которого требовался документ, являлось умозрительным и стремящимся к своему отвлеченному воплощению. Для германского человека суд и право, напротив, имели религиозное происхождение.

Документ становится принципиальным явлением для позднего римского права, которое полностью избавилось от отголосков своего религиозного происхождения. Когда германские народы наладили более-менее мирное общение с народностями, проникнутыми римской культурой, то они впервые столкнулись с документами. Значение документов сначала закрепилось в германской культуре, а затем стало существенно усиливаться после того, как церковь стала настаивать на письменном фиксировании всего, что было связано с правовыми действиями.

Германская сущность всегда противилась утверждению этого инородного элемента в собственном праве. Это противостояние, происходившее в различных племенах и народах, продолжалось достаточно долго. Но были исключения. Так, например, остготы после создания собственного государства на территориях, некогда принадлежавших Римской империи, очень быстро приспособились к правовым обычаям подчиненного им народа. Аналогичную ситуацию можно было наблюдать и у бургундцев. У лангобардов и франков это был более длительный процесс. Дольше всего приживание документа длилось в родных землях германских племен. Это заняло несколько столетий.

Не стоит полагать, что одновременно с документом прижилось римское право и дух этого права. Это было бы по меньшей мере удивительным. Признаком несломленной силы германского права являлся тот факт, что документы, насколько их воспринимали, имели совершенно иной смысл. Они были превращены в символы. Это не было присуще римскому праву даже в самые ранние времена. Никак не подтверждено, что нечто подобное можно было бы проследить на различных стадиях развития у отдельных народов и племен. Нам предстоит рассмотреть, какую роль играл родовой символ в этой борьбе идей. Римский документ как юридическая формальность мог иметь своей целью законное исполнение решения, инициированного одним из участников юридического дела. Одновременно с этим документ мог создавать доказательства заключительного акта, в данном случае он именовался «carta», либо же создавать доказательную базу. В последнем случае он назывался «notitia». Согласно же германской традиции все права реализовывались в виде символических действий. В качестве доказательства могли выступать либо овеществленный символ, либо клятва, либо клятвенное свидетельство личности, которая принимала участие в юридическом действии.

Признание документа в духе римского права выступало в качестве исполнительного инструмента. Но в германском праве оно стало доказательством
. Проникнув в ядро германского права, документ уничтожил его основную идею.

На протяжении столетий, о которых здесь и пойдет речь, документы (точнее говоря, частные документы, что являли собой полную противоположность общественно-правовым документам императоров и королей) касались преимущественно следующих тем: передача в собственность земельных участков, переход обязательств по предусмотренным платежам, обещания, данные городскому сообществу, дарения, освобождение крепостных и т. д. К сфере действия лангобардского права примыкает так называемый «Cartularium langobardicum», который был составлен в XI веке.

Это был перечень правовых дел, для которых такая форма, как документ, являлась уже вполне привычной. Нечто аналогичное можно было наблюдать в отношениях, которые регулировались франкским правом. Действия, которые сопровождали передачу собственности, мы уже достаточно подробно рассмотрели в предыдущей главе.
Однако мы ограничивались изучением роли, которую в этих действиях мог играть родовой символ. Можно однозначно утверждать, что акт передачи собственности имел религиозный характер, который мог быть воплощен только в символе. Во время этого действия не могло быть места документу ни в форме carta, ни в форме notitia.
Однако давление внешних факторов было настолько сильным, что отказ от документов не мог быть продолжительным. Однако документы тогда относились отнюдь не к разновидности актов продажи или дарения земельных участков.

Доказательством внутренней силы германского права являлся тот факт, что оно отказалось от использования документа в форме carta, как он понимался в римском праве. Передача собственности оставалась тем, чем и являлась до этого — символическим действием. Документ всего лишь приобщался к этому акту, превращаясь в результате в символ.

Продавец имущества клал на землю пергамент, на котором должен был быть составлен документ. После этого на пергамент помещались торф, побег дерева, festuca, нож, крюк для котла и чернильница. Затем это все поднималось с земли.
Пергамент и чернильница передавались писарю, который должен была написать документ, а все остальные предметы-символы — приобретателю собственности.
Не может быть никаких сомнений относительно того, что пергамент через соприкосновение с землей должен был являться чем-то иным, нежели был до этого обряда.

Этот обычай весьма напоминает древний германский обряд, во время которого новорожденного ребенка клали на землю. После этого следовало признание отцовства и принадлежности ребенка к роду, для чего отец (или же по его указанию повивальная бабка) поднимал ребенка с земли. Считалось, что после этого обряда ребенок обладал именем.

Если говорить об обряде передачи собственности, то после составления документа писарем специально приглашенные свидетели подтверждали его силу.
Это происходило следующим образом: они либо ставили подпись римским способом, то есть писали свое имя, либо же германским способом, то есть изображали свой родовой символ.

Однако действие по приданию документу силы на этом не заканчивалось. Приобретателю собственности было необходимо наложить руку на документ, то есть на родовой знак или же на именную подпись. Аналогичным способом силу документа подтверждал и продавец собственности.

Если проникновение документов можно рассматривать как трансформированное действие по передаче прав на собственность, то нужно сначала отметить, что документ как составная часть символического действия был полностью лишен содержательной части этого акта.
Генрих Бреннер справедливо указал, что документ в этом действии был совершенно излишним, так как во время акта передачи были представлены символы инвеституры: торф, побег дерева, крюк для котла, посох. Согласно германским воззрениям этого было вполне достаточно, чтобы получатель земельной собственности мог подтвердить свои права на нее.
Тогда Бренен предположил: «В действительности соперничество между этими символами и документом в форме carta на протяжении некоторого времени очень сильно смущало нотариальные конторы Италии.

Имелись франкские документы о продаже собственности, которые были составлены тремя методами, но из которых пытались сделать один единый. Либо документ о продаже земли составлялся в форме carta, который в итоге так и не превратился в символ инвеституры. Либо документ составлялся в форме, восходящей к традиции символов, но в то же время напоминающий notitia.
Либо же в его сути отражались и символы, и carta — этот метод и стал господствующим. В данном случае документ сам становился символом. На пергамент ложились нож, посох и т. д., после чего считалось, что правовая сделка была осуществлена. Это происходило с одновременным вручением пергамента и символов».

Эти конструкции правоведов ничего не изменили в доказательствах того, что при передаче права собственности документ был совершенно излишним. Он был преобразован силой символического мышления германцев. Из формального акта, присущего римскому праву, документ превратился в символический акт, который был присущ древнегерманским правовым обычаям. Речь идет о «скреплении» документа, что на средневековой латыни может звучать как firmatio или roboratio.

«Скрепление» по его смыслу и функции было типично германским явлением. Оно не было каким-то волеизъявлением в духе современного права, а духовным актом, событием, которое вполне определенным способом принимало символическую форму. Происходило это через торжественные слова и торжественные действия. В акте скрепления проявлялось действие подтверждения свершившегося события, что приравнивалось к подтверждению свойственного этому событию миропорядка, то есть происходило его укрепление.

«Скрепление» и «прикрепление» играли большую роль в жизни наших предков. Это относилось не только к колдовству и к суевериям. Через скрепление происходила реализация неявленного. Принимая во внимание, какое исключительное значение в германской культуре имели «слово» и «дело», необходимо предпринять в этой области самое обстоятельное исследование.
Однако это является делом будущего. Такое исследование еще только предстоит предпринять. В истории права значение слова «скрепление» не выяснено еще до конца.

Согласно Герберту Майеру, на древнем верхненемецком наречии слово «скрепить» звучало как «swir?n», на средневерхненемецком наречии оно звучало как «swier», что также означало «свая, столб», на англосаксонском наречии слово «svior» также означало «колонна, столб». Основа слова «swir?n» в современном немецком языке соответствует глаголу «schw?ren», то есть «клясться». Значит, «скрепить» означает «принести клятву» в смысле дачи торжественного обещания.

Вследствие этого документ превратился в символ, что отражалось даже на его содержании. Этой цели должен был служить родовой символ представшего перед судом и символы его свидетелей. Принесение клятвы осуществлялось путем наложения руки на родовой знак.

Жизненная сила германских воззрений выражалась также в том, что подпись в виде написания имени, которая в римском праве единственная могла придать документу законную силу, в германском праве являлась всего лишь выражением действия. Подпись была приобщением к действию «скрепления», то есть когда знака касались рукой.

Написание собственного имени было совершенно чуждым явлением для германского человека, так как обычно он должен был совершать действия не своим именем, а воплощать их в знаке или в родовом символе. Насколько сильно германский дух, укоренившийся в латинских областях, противился проникновению этих инородных тел, показывает факт, приведенный Бреннером. Он указывал, что carta лангобардов и франков в значительной части несли на себе изображение родовых символов и очень редко написанные имена.

«Скрепление» документа через наложение руки было настолько существенным явлением, что в раннее время документ назвался как «рука» («hand» — на немецком, «manus» — на латинском).

На древнем верхненемецком наречии документ нередко характеризовался как «hantfesti», то есть «приложенная рука». Современное немецкое слово «handfest» («крепкий, конкретный»), которое с момента появления Гражданского свода законов оказалось выведено из правового лексикона, до сих пор напоминает о противостоянии римского и германского духа в области права и юриспруденции. Сегодня даже слово «подписаться» (unterzeichnen), которое означает нанесение на документ своего автографа в виде собственного имени, несет в себе отпечаток традиции прикладывать к документу родовой символ (unter — направление вниз, Zeichen — знак, символ). Родовой символ на документе был куда важнее, нежели подпись в виде имени. Это доказывается сведениями о том, что даже в поздние времена документы утрачивали свою законную силу, если на них не было специального знака или, например, отломилась сургучная печать.

Чтобы сделать картину более полной, надо указать на то, что с документом, подписанным родовым символом, обращались именно как с символом. Он вручался приобретателю собственности так же, как саженец дерева, как festuca notata.

Едва ли к вышесказанному надо добавлять какие-то рассуждения, чтобы показать, какой смысл имело подписывание документов родовым символом, равно как и прикладывание к нему руки.

После разрушения империи Каролингов в Германии, где суть документа не была воспринята (жители Тюрингии, равно как и фризы, и северные саксы, вообще не знали такой формы, как документ), поднималось сильное протестное движение.
Оно относилось не только к Баварии, Швабии и Франконии, но даже к части Северной и Центральной Франции.
Почти на несколько столетий документы были выведены из оборота как таковые. В Германии верх одержали древние правовые обычаи. Так, например, в 1027 году в Триубуре граф Дитрих в присутствии императора Конрада II передавал монастырю Михельсберг (близ Бамберга) свое имение одновременно и по франконскому обычаю — «с рукой и посохом» (cum manu et festuca more Francorum), и по саксонскому обычаю — «с согнутым пальцем» (incurvatis digitis secundum morem Saxonicum).

Однако в XI–XII веках документы вновь появились на германской земле.
Теперь сказывалось влияние церкви, которая, как уже говорилось выше, придавала большое значение тому, чтобы письменно заверялись ее светские правовые основания.

Именно в эти столетия появляются города, новые городские формы хозяйствования. К этому присоединилось одно новое обстоятельство, значение которого для развития документов очень сложно переоценить. Это было внедрение печатей.
Появление печати, которая предрешила исход борьбы между именной подписью и родовым символом в пользу последнего, кроме всего прочего, устранила имевшиеся помехи, препятствовавшие повсеместному распространению документов.
Изображение, имевшееся на печати, являло собой либо родовой символ, либо герб, который обладал функцией родового знака.
Кроме этого, печать могла иметь на себе символ учреждения или отдельной персоны, являвшейся должностным лицом. Наличествовавшее на печати изображение давало возможность вести юридические дела в древнегерманской манере, чему не мешало даже наличие документа.

Является изумительным, насколько большой силой обладала идея «скрепления» документов. Она не утратила своего значения, несмотря на изменение веры, несмотря на изменение условий жизни. Она сохраняла свою силу на протяжении столетий и даже тысячелетий. Лишь законодательство XIX века устранило последние следы этой древнейшей традиции. С этого времени родовой символ и именная подпись поменялись местами. Родовые символы утратили свое правовое значение, а на первое место вышла именная подпись.

Духовно-историческая составляющая сущности печати еще не нашла своего исследователя, в настоящий момент наукой изучены только объективные данные, так или иначе связанные с дипломатией.

Последними свидетельствами использования в Германии родовых знаков как символов «скрепления» являются документы 1832 и 1840 годов, которые были обнаружены Хомайером. Документ 1832 года был написан восемью крестьянами Гагера (остров Рюген), которые заключили договор аренды с землевладельцем из Филипсхагена. Этот договор был скреплен родовыми символами.
https://esoterics.wikireading.ru/99251

Осознанная принадлежность к кровному целостному сообществу подводит к мысли о связи с умершими, что было для германского человека действительным переживанием неимоверной силы. Забота об умерших, вероятно, была одним из самых важных заданий в традициях и обычаях наших предков.

«Покойная доля» следовала за умершим предводителем рода в могилу. Но отнюдь не для того, чтобы «снабжать его по ту сторону жизни», как полагает рационалистическая в своем ядре теология. В германской религии это практиковалось потому, что движимое имущество оставалось связанным с землей, которая принимала тело умершего. «Покойная доля» и место погребения имели отчетливо выраженный символьный характер.

Покойные были облечены правами на общее имущество рода, которое воспринималось как божественный надел в равной степени, как и живые члены рода. Аналогичным образом после смерти первопредок продолжал оставаться истинным главой рода и хозяином его имущества.

Эта вера отражалась на всех сферах жизни рода и «дома». Забота об общности с умершими, в число которых постоянно попадали новые члены рода, была одной из задач и обязанностей живущих. Подобная забота должна была гарантировать существование и процветание рода. Поэтому заботе об умерших придавалось жизненно важное значение. Исполнение этой обязанности превратилось в символ. Все обычаи, связанные с умершими, были изначальной символикой в первоначальном понимании этого слова.

https://esoterics.wikireading.ru/99252
02 сен 2017, 20:05
В копилку. Ну очень интересно.

Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж
https://esoterics.wikireading.ru/114188

и ышшо тут про Шамбалу , но эта публикация все же чуть ближе к теме "Космогония Руси" , чем к Аненербе, но все равно , инфа из разряда " Наследия предков" : http://nvris.ucoz.ru/text/Sambala-Agarty.htm
О самом Белом Острове – колыбели человечества, мудрецы которого, согласно легендам, основали царство Шамбалу и страну Агарти, известно не так много. Согласно текстам Е.П.Блаватской остров этот находился на Северном море, на месте современной пустыни Гоби. По данным современных исследователей древней традиции Швета-двипа – "Белый остров", был одним из четырех материков, окружающих полярную гору Меру. О его заполярном расположении говорится в древних текстах «Махабхараты»: "На севере Молочного моря есть светозарный Швета-двипа. Этот остров – обитель сиянья". Из анализа содержания ученые сделали вывод о том, что в тексте вероятней всего рассказывается о полярном сиянии. Подтверждают полярную версию местонахождения Белого острова и текст, найденный в 1919 г. славянской «Книги Велеса», вырезанный на буковых дощечках новгородскими жрецами в IX веке, рассказывающий об исходе ариев в V тыс. до н.э. с севера в южные края.

О Белом Острове и Высокой Гобийской цивилизации более всего упоминается в теософских трудах. В них говорится о существовании в древности на месте современной пустыни Гоби внутреннего моря, на Белом Острове которого спаслись избранные представители таинственной исчезнувшей цивилизации. Это была единственная на Земле колония уцелевших людей (община мудрецов), давшая начало нашей цивилизации. Несмотря на несовпадение локализации Белого Острова в различных источниках, в одном случае это Северное море в Заполярье (современный Северный Ледовитый океан), а в другом – Внутреннее море севернее Тибета на месте современной пустыни Гоби, все источники одинаково указывают на Белый Остров, как единственную, священную прародину древних ариев – прародителей всего человечества.

Согласно индийским Курма-пуранам, некогда на Северном море, которое омывало нынешний Тибет, был остров, называвшийся "Швета-Двипа" или "Белый остров", где жили Бессмертные. В святилище Бессмертных физический мир соединялся с обителью богов, и те, кто жили там, постоянно жили в двух мирах: объективном мире материи и в высшем духовном. "Предполагается, что Бессмертные обладают способностью путешествовать по своему желанию по всей вселенной, из одного мира в другой и даже жить на отдаленных звездах" . По тибетскому преданию, Белый Остров – единственная местность, которая избегает судьбы всех Двипа; она не может быть уничтожена ни огнем, ни водою, ибо она есть "Вечная Земля".
08 ноя 2017, 17:06
Тайна Лабаратории "Б"
https://tainyurala.ru/%D1%82%D0%B0%D0%B ... B8-%D0%B1/
С 1947 года в лаборатории «Б» начали работать специалисты-заключенные: С.А. Вознесенский, Н.В. Тимофеев-Ресовский, С.Р. Царапкин, А.А. Горюнов. Вместе со всем этим научным имуществом из Германии были вывезены и немецкие ученые, те, которых не вывезли американцы (300 человек). Многие из них попали на Сунгуль. Это — Карл Циммер, которого Тимофеев–Ресовский называл лучшим дозиметристом мира. Это — Ганс Борн, опытный радиохимик. Это — Александр Кач. И наконец, это — Николас Риль, прибывший позднее.

К тому времени Николас Риль успел уже в Электростали показать освоенную еще в Германии технологию производства металлического урана. В начале 1943 года Германия имела 10 тонн урана (в Советском Союзе первый килограмм металлического урана был получен только в середине 1944 г.).
Это произвело на Сталина такое сильное впечатление, что он отблагодарил Риля со сталинской щедростью. На Сунгуль Риль приехал со звездой Героя Социалистического Труда на пиджаке. Был он еще и лауреатом Сталинской премии первой, разумеется, степени. Дана была ему премия — 350 тысяч рублей кроме 350 тысяч, полученных прежде того. И подарен автомобиль. И пожалована дача с обстановкой. И установлен двойной оклад на все годы работы. И право бесплатно разъезжать с семьей на всех видах транспорта.

Сама же Лаборатория не являлась уникально литерно-буквенным секретным заведением советских атомщиков. В 1945 году были созданы Лаборатории «А» и «Г» около Сухуми и Лаборатория «В» в Калужской области. К работе в лабораториях были привлечены учёные из Германии, основная их часть была доставлена на сухумские объекты в сентябре 1945 года.

Секретные исследования.

Если коротко и просто, то Лабораторию «Б» вели физики и биологи. Но физика там была биологическая, а биология — физическая. Так, в скрещении, родилась биофизика.
Две науки, претендующие в естествознании на лидерство, тогда переплелись. Когда в Челябинске–70 (г. Озерск) запустили первый реактор, оттуда в Лабораторию «Б» привозили в колбе «продукт–903» или «юшку» как называл Тимофеев–Ресовский, буроватую жидкость — смесь осколков деления урана.
Из «юшки» надо было выделить изотопы, очистить их и работать с ними. На экспериментальных делянках выращивались однолетние травы. Семена обрабатывали «юшкой». Выращенные травы давали подопытной корове, далее изучалось молоко, полученное от коровы.
А работа в том и состояла, чтобы изучить — где первыми в мире, где вторыми, —как радиация воздействует на все живое, где она накапливается и как выводится.
То есть Лаборатория «Б» начинала то, что после Чернобыля до сих пор обсуждает вся мировая общественность.

На базе «Лаборатории «Б» в 1951 году Лучник впервые в мире исследовал выход хромосомных аберраций в зависимости от времени после облучения и открыл явление репарации вызываемых радиацией повреждений хромосом у высших организмов. Фактически он установил, что облучённые клетки не всегда погибают и с течением времени могут восстанавливаться. Это открытие, занесённое в государственный реестр под № 277, стало основополагающим для возникновения и развития лучевой терапии.
В условиях запрета на генетические исследования начал заниматься поисками противолучевых средств в опытах на животных. Впервые в мире открыл возможность снижения смертности млекопитающих посредством воздействия на них после облучения.
Обнаружил и исследовал множество противолучевых средств и создал их классификацию. Исследовал закономерности вымирания облучённых животных во времени и открыл пики смертности, соответствующие разным конечным причинам гибели.

В конце 1950-х – начале 1960-х годов занимался разработкой статистических методов расшифровки генетического кода и первым в мире опубликовал результаты полной расшифровки генетического кода. В 1956 году в статье «Алкоголь и ионизирующая реакция» опубликовал результаты серии опытов, согласно которым этиловый спирт имеет значительный защитный эффект от радиоактивного заражения, работа по данному исследованию была организованна и полностью проведена на базе «Лаборатории «Б».

Ликвидация проекта

1 июля 1955 года Лаборатория «Б» была ликвидирована. Основные фонды Лаборатории были переведены на баланс вновь создаваемого института НИИ–1011 (город Снежинск), в котором стала работать большая часть специалистов Лаборатории «Б».

Часть сотрудников химического отдела, радиопатологической лаборатории была переведена на комбинат №817 (г. Озерск), а лаборатория Тимофеева–Ресовского — в Уральский филиал Академии наук СССР.

Немцы уехали в ГДР, а затем часть из них перебралась в ФРГ. Например, Риль возвратился в Германию в 1955 году и был принят научным сотрудником в Мюнхенский технический университет на Исследовательский ядерный реактор. В 1961 году получил место ординатного профессора технической физики и продолжил исследования в области физики твердого тела, в области физики льда и оптической спектроскопии твердого тела. Умер в 1991 году в Мюнхене.
08 ноя 2017, 21:35
Ресовский - это ЗУБР из книшки Гранина. Всю войну отбарабанил у немцев. Жертво сталенизьму.
09 ноя 2017, 12:14
Ну. А после войны сразу был брошен на подъем отечественной науки вместе с теми же немцами. Сталин же Ресовского так загнобил, что из вредности даже выделил ему отдельный филиал АН СССР.
Часть сотрудников химического отдела, радиопатологической лаборатории была переведена на комбинат №817 (г. Озерск), а лаборатория Тимофеева–Ресовского — в Уральский филиал Академии наук СССР.


фотки состояния в котором ныне пребывает часть нашего " Наследия предков" впечатлили, да.
09 ноя 2017, 14:11
https://de.wikipedia.org/wiki/Nikolai_W ... ch_MDC.JPG

Сообщений: 56 Пред. 1, 2 След. Страница 2 из 2
Ответить
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
интернет статистика