Исторические факты

Базовые ветки обсуждений.

Сообщение
Автор
03 мар 2021, 01:07
Gard писал(а):
возили галионами


китовый жир, рабы.

La garde meurt et ne se rend pas!
03 мар 2021, 01:21
Тоже товар с высокой НДС.
Китовый жир до эры нефтяры был универсальным материалом для всего для чего мы используем нефть.
Рабы что то вроде солнечных батарей или ветряков - один раз инвестировал и они дают энергию пока гарантия не истекла.
03 мар 2021, 10:22
Gard писал(а):
Ну. И из Америки не картоху же с кукурузой возили галионами а как раз таки - серебро-золото, кофе, какао и табак.
Это всё с горя и от бедности.
Золото конечно позиция зачотная, но на самом деле - никому не нужная.
Когда испанцы разграбили инков - Франция приняла закон, запрещающий оборот испанского золота. Оно шло по статье фальшивомонетчества и за него вешали и руки рубили.

Как только испанцы вкурили, что вместо Индии вляпались в Омерегу, что они начали делать? Прорываться с боями на другую сторону континента. Это у них был идефикс. По-ходу пришлось снести нах все древние цивилизации. А для чего им это надо было, чем их золото не устраивало? Им нужна была Индия, хоть тресни. Что там помимо циган и быдлокодеров? Опиум.

Бальбоа со 190 испанцами и множеством индейцев-проводников выдвинулся из своего города (1 сентября 1513 г.) и то ли 25, то ли 27 дней спустя с одной из вершин горного кряжа «в безмолвии» узрел расстилающуюся к западу безбрежную водную гладь Тихого океана.
03 мар 2021, 11:17
там была еще одна позиция. очень подходит под определение мал да дорог. это камни. мне кажется что по каким нибудь гранатам Цейлон и сегодня мировой лидер.
в средневековье воротник был наследством и деньгами, а уж рубины и алмазы...гранаты. они же ходили как новогодние елки, оружие в золоте и с камнями. короны, от баронских до королевских. а попы, а всякие мистики с алхимиками. камни мне кажется были только из Индии, это надо проверить, я на память не уверен. но кроме Индии ничего на ум не приходит

La garde meurt et ne se rend pas!
03 мар 2021, 12:00
Ну они тогда всю Азию называли " Индией". Все что не Китай или Япония- то была Индия.
Индонезия та же..
03 мар 2021, 12:32
ursus писал(а):
Как только испанцы вкурили, что вместо Индии вляпались в Омерегу, что они начали делать? Прорываться с боями на другую сторону континента. Это у них был идефикс. По-ходу пришлось снести нах все древние цивилизации. А для чего им это надо было, чем их золото не устраивало? Им нужна была Индия, хоть тресни. Что там помимо циган и быдлокодеров? Опиум.


А когда они таки вкурили про листья коки? :)
03 мар 2021, 13:29
Gard писал(а):
Ну они тогда всю Азию называли " Индией". Все что не Китай или Япония- то была Индия.
Индонезия та же..
Что самое забавное - на Китай всем было начихать. Его никто не искал. Искали именно Индию.

К счастью для Британской империи, первый генерал-губернатор Индии Уоррен Гастингс нашел решение проблемы. Речь идет об опиуме, который получали из мака, выращиваемого в Бенгалии. (Ост-Индская компания унаследовала контроль над производством опиума от империи Великих Моголов, где он был важным источником государственных доходов.)

Гастингс оказался прав: от этого товара китайцы отказаться не смогли. Торговля опиумом создала один из самых масштабных торговых дефицитов в истории человечества. Она высасывала из Китая до 11% драгоценного серебра в монетах и слитках и уже в начале XIX века стала самой прибыльной в мире.

Опиум приносил Британской империи 15–20% всех доходов. К середине XIX века число наркоманов в империи Цин перевалило за 2 млн. Опиум курили даже в императорском дворце.

Первая опиумная война 1840—1842 годов велась между Великобританией и Империей Цин. Предпосылкой войны был перекос торгового баланса между этими странами в пользу Китая, причиной которого являлась китайская политика ограждения империи от иностранного влияния. Товаром, который пользовался в Китае спросом и мог выровнять торговый баланс, принося англичанам огромную прибыль, был опиум, однако его продажа запрещалась императорскими декретами.

Первыми добавлять опиум в табак для курения начали в XVII веке голландские купцы на Формозе (Тайвань): смесь помогала бороться с малярией. В 1662 году китайцы завоевали остров, и китайские купцы привезли обычай на континент, где тот со скоростью лесного пожара распространился по южному побережью. Именно туда, в Кантон (современный Гуанчжоу), и приходили британские и американские корабли с опиумом.
Первыми добавлять опиум в табак для курения начали в XVII веке голландские купцы

Помните знаменитые голландские фарфоровые трубки? Которые так сентиментально вспоминал Пётр Первый - цивилизованные голландцы неторопливо курят трубки. Так это они смесь табака с опиумом и курили. Что ещё можно курить из таких трубок.
03 мар 2021, 15:41
если вернутся к Жаку де Мале, то у твоей версии Урсус есть куча косвенных улик. на наших глазах картели превращались в империи с авиацией и флотом. их лидеры бежали из тюрем с помощью авиации. высшее руководство некоторых государств попадались на наркоскандалах. наркотики перевозят дипломатической почтой. каждый год вовсем мире полиция изымает сотни тонн наркотиков.
т.е. чем Жак и кто его окружал хуже?
а сами мы сталкиваемся? думаю редко. можно конечно в евросоюзе встретить героинового нарика, который то ли садится, то ли встает, и жив ли вообще. кто то травку покурил. тогда нверно их встречали еще реже. жили тогда не так густо. может кстати у опия эффект не так выражен симтоматично как у герыча, я не знаю. но все равно, мы знаем как их звали, с кем жили, когда упали в говно, а когда с лошади. но про опий, если взять ну с 14 века. я ничего не знаю.

La garde meurt et ne se rend pas!
03 мар 2021, 16:04
ursus писал(а):
Помните знаменитые голландские фарфоровые трубки? Которые так сентиментально вспоминал Пётр Первый - цивилизованные голландцы неторопливо курят трубки. Так это они смесь табака с опиумом и курили. Что ещё можно курить из таких трубок.


Мир вот совсем не изменился с тех пор :)) Кстати голландцы никогда особо то и не скрывали что подмешивали опиум. Это у наших советских историков все было скромно завуалированно под «табак». Тогда «чудачества» на знаменитых Ассамблеях Петра Первого можно было обьяснить только наркотой, поскольку там был и секс и пъяянство и идиотское поведение... Я ещё думал как это русские купчины так быстро сменили образ поведения ?
Ну буквально же за ночь > бороду типа им отрубили, так они баб своих похватали и давай на ассамблеях кофий пить да непотребством заниматься... Не думаю что все это только из уважения или страха к царю было. Наркопритон развёл Петр Первый в Питере вот что он сделал. Может и правда царя нам подменили в его «Западной поездке» по Голландиям , Англиям да Германиям? Или это опять ещё один ХП для обеления нашей непредсказуемой истории?

Холандосы берегут и память и традиции. Музей курительных трубок : http://www.pijpenkabinet.nl/Pijpenkabin ... frame.html
Похожие и круче до сих пор можно купить в современных курительно/ сувенирных лавках Амстера
03 мар 2021, 16:10
Камбронн писал(а):
если вернутся к Жаку де Мале, то у твоей версии Урсус есть куча косвенных улик. на наших глазах картели превращались в империи с авиацией и флотом. их лидеры бежали из тюрем с помощью авиации. высшее руководство некоторых государств попадались на наркоскандалах. наркотики перевозят дипломатической почтой. каждый год вовсем мире полиция изымает сотни тонн наркотиков.
т.е. чем Жак и кто его окружал хуже?
а сами мы сталкиваемся? думаю редко. можно конечно в евросоюзе встретить героинового нарика, который то ли садится, то ли встает, и жив ли вообще. кто то травку покурил. тогда нверно их встречали еще реже. жили тогда не так густо. может кстати у опия эффект не так выражен симтоматично как у герыча, я не знаю. но все равно, мы знаем как их звали, с кем жили, когда упали в говно, а когда с лошади. но про опий, если взять ну с 14 века. я ничего не знаю.

Героин это форма опиатов, морфин короче. В принципе да, тихо принял и откинулся. Спишь себе , никого не трогаешь... Удобно. Не то что после алкашки, там кого как развозит. Шерлок Холмс был например героино зависимым. : Да в Англии в 18 /19 веке врачи выписывали опиум для успокоения нервов , даже детям. , табак рекомендовалось курить всем от ожирения.
Большая Фарма так и начиналась .
03 мар 2021, 16:21
Myanmar witnessed expansion in the area of opium poppy cultivation, although less pronounced. In 2013, the estimated global production of heroin rebounded to the levels seen in 2008 and 2011.
The global area of illicit opium cultivation in 2013 stood at 296,720 hectares - the largest area since 1998, when estimates became available.


Теперь ясно о какой дeмократии Запад печётся в Бирме. Баба эта ихняя, которую военные опять закрыли > Сан Сучи > она видимо « героиновая принцесса» от Бриташки туда посаженная, а вояки хотят потоки на себя переключить, отсюда и вся толкотня там сейчас идёт в области прав человека.

Ещё один центр Демократии засветился:
Беспрецедентную партию наркотиков из Ирана задержали в Ереване

Как сообщает @SputnikArmenia, сотрудники управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Комитета госдоходов Армении нашли героин общим весом в 365 килограммов. Наркотик был упакован в 33 ящиках, которые под видом дрожжей завезли из Ирана. Общая стоимость партии героина составляет 45 миллионов долларов, наркотики планировались переправить в Европу.
Это крупнейшая по стоимости контрабанда, выявленная армянскими правоохранителями с 2014 года.

Кто то режет кому то каналы поставки
03 мар 2021, 18:16
Камбронн писал(а):
т.е. чем Жак и кто его окружал хуже?
Тем что просохатили с парнями Акру. Потеряли последний торговый пост у источника благодати. После чего им осталось только барыжить на процентах. А кому это надо? Это и без них желающих полно.

Жак де Моле оказался в положении старухи-процентщицы, а Филипп Красивый - Раскольникова. Видимо какие-то ручейки ещё текли через Константинополь, по крайней мере по-христиански, хоть ладан отгружали. Но, Тамплиеры тут уже оказались не при делах.
03 мар 2021, 18:23
Gard писал(а):
Наркопритон развёл Петр Первый в Питере вот что он сделал. Может и правда царя нам подменили в его «Западной поездке» по Голландиям , Англиям да Германиям?

Да не, наврядли. Скорее всего он категорически не доверял попам. Его понять можно. Но ещё и норовил продемонстрировать всем своё отношение к ним. Тут он конечно выходил за рамки разумного.
03 мар 2021, 18:28
wellx писал(а):
А когда они таки вкурили про листья коки? :)
Испанцы не въехали в тему, считая коку чурбанской жвачкой. До 19 века она воспринималась скорее как допинг. Вот когда из неё отжали конкретный кокс, тогда дело и пошло.
03 мар 2021, 19:05
вряд ли опий тогда в 14 веке курили. нашлись бы артефакты. пили скорее всего.
почему нет, или я не знаю что есть, источников? книжка, стишок-частушка, песенка. почему в хронике не записано - в таком году напился опия, упал в реку и утонул. без опия, напился и упал, да это на каждой странице. где опий?
допустим почистили источники. кто? это могла сделать только одна организация. она сейчас работает? конечно. а ее сотрудники когда нибудь совершали действия, которые можно трактовать как уголовно наказуемые? о...да! вся их история про это )))
как они это сделали? ну у них был дар убеждения, они не хуже Филипа знали что делать с сухими поленьями. это Святая Католическая Церковь!
это я твою версию защищаю, Урсус.
и вот главный козырь - Альбигойский Крестовый поход. полностью уничтожена культура южной Франции.

La garde meurt et ne se rend pas!
03 мар 2021, 19:30
Не столько пили, сколько делали какие-нибудь снадобья. А поскольку врачевательство было грифовано в три слоя и передавалось только половым путём - то достоверных сведений не будет, что они там мутили. Но что-то мутили. Без обезболивающего нуникак. В ту бородатую пору даже крепкого алкоголя не было. Вот вообще ничего как бы. Но опий был давно известен. Очень давно. Значит - должны были применять.

Так Католическая Церков и организовала всю эту шнягу. Ей позарез нужен был Правильный Ладан - а это либо тот же опий либо опиоиды. Без Правильного Ладана у них промысел не идёт. Но это вторая история.
И позарез нужен был опий - так как врачеваниями занимались и монахи и монастыри. Помимо того, что он наверняка отлично продаался. То есть приносил бешенную прибыль.

И как тут не замутить несколько Крестовых Походов ради таких высоких целей? До появления сарацин - торговля видимо шла по старым римским дрожжам. Через Иудею. А басурмани всё похерили, оставив ЕС без прибыли и наживаясь на ладане, что негативно сказывалось на боротьбе с язычниками и схизматиками. Всё довольно прозрачно.
03 мар 2021, 21:28
wellx писал(а):
и при этом притом, очень мало общеизвестных данных о северной кампании Отечественной ывойны .действиях армии Витгенштейна ( там еще Бенкендорф служил) и то , как они ,по сути просто помножили на ноль попытки пойти на север у Наполеона.

Про действия Бенка в Голландии - вообще отдельная песня и готовый сюжет для супер боевика ... имея в подчинении от 3 до 7тыс. освободил всю Голланию от френчей. вернул корону ранжам, и пленил по разным данным от 100 до 200т. солдат наполеоновской коалиции .

Но этож опять бередить рану сказом об остзейских немцах ...

Да, читал про это. Эпичная операция.
"В конце осени 1813 года армия шла по пятам Наполеона, разбитого при Лейпциге и откатывающегося во Францию. Одной из очевидных попутных целей была Голландия. Она стала одним из первых приобретений Франции после революции. Теперь армии катились по Нидерландам в обратном направлении.
Бенкендорф должен был поначалу только вести разведку и по возможности захватить какую-нибудь крепость в качестве базы для дальнейших операций. Однако в ходе этого вроде бы рутинного дела Бенкендорф неожиданно бросился в глубину Голландии. В действительности это не был рывок очертя голову. Командующий рейдом считал, что основные силы армии топчутся на месте, но Голландия как раз в этот момент мягонькая, и быстрое решительное наступление может спровоцировать панику у французов и восстания у них в тылу.
Штурмовать крепости и драться в поле Бенкендорф не мог — не те силы. Зато он мог размягчать отряды французов, заставить их прятаться в крепостях, оставляя разбираться с ними идущей вслед полевой армии.
За русскими шли отряды союзных пруссаков, и Бенкендорф резонно полагал, что французы постараются не ослаблять свои гарнизоны ради того, чтобы ловить его подразделения, просачивающиеся между крепостями. Город Девентер не удалось взять с наскока, но Бенкендорф просто обошёл крепкий орешек и ворвался в Зволле, где гарнизон был маленьким. Мало того, антифранцузское восстание действительно удалось спровоцировать — на фоне прошлых успехов Бенкендорфа ждали в Амстердаме. Рейдовый отряд пронёсся в город практически на глазах у французов.
Голландцы были несколько ошарашены, узнав, что русских прибыло всего ничего. Однако, как выяснилось, было достаточно толчка. В Амстердаме читали прокламации и собирали ополчение. Из Англии в столицу прибыл принц Вильгельм Оранский, которого и объявили правителем. Французы оказались посреди бунтующей страны. Утрехт был взят буквально на банзай небольшим отрядом казаков. До мировых войн там ещё был специальный праздник — «День казака».
Само собой, просто так Наполеон Голландию бы не отдал. Бенкендорфу удалось неожиданно послать французов в нокдаун, но теперь предстояло пережить контрудар. И командир партизан совершил последний, великолепный в своей дерзости манёвр, одним махом выскочив к Бреде, — почти у бельгийской границы. Русские выиграли борьбу за время и теперь ожидали атаки, оставив в тылу почти всю страну.
В Бреде Бенкендорфу пришлось солоно. Помощь мог оказать только отряд освобождённых из плена англичан. Правда, оружия, чтобы оснастить их, было мало, но в конце концов вспомогательные силы тоже требовались. Так что люди работали.
Это было настоящее столпотворение — в Бреде защищались русские, немцы, голландцы и англичане.
Бреду, отбившую несколько плохо подготовленных атак, удалось выручить пруссакам, идущим вслед передовому отряду. К этому моменту в тылу ещё оставалось несколько крупных французских гарнизонов. Однако их разгром был уже делом техники. Блицкриг Бенкендорфа привёл к тому, что контрнаступление французов так толком и не состоялось.
При большей медлительности Бреда могла стать исходной позицией для контрудара, но в итоге французам пришлось терять время как раз на её штурм. К тому моменту, когда положение защитников Бреды стало действительно тяжёлым, пруссаки и англичане проникли достаточно глубоко, а местное ополчение успело стать достаточно многочисленным — и вся Голландия оказалась потеряна для Наполеона."
03 мар 2021, 21:47
ursus писал(а):
сколько делали какие-нибудь снадобья


ну очень похоже. если почитать историю аптек, про наркоманию в то время мало что известно. но все равно, и сопоставить, про наркоманов уже что то говорят в эпоху В. получается что лет двести, больше даже, это все жестко контролируется
-
Так, в 1224 году Фридрих II издал декрет о их правах и обязанностях: впервые врачам запрещалось: извлекать прибыль от снабжения своих больных лекарствами; вступать с фармацевтами в соглашения, направленные на получение прибыли. Фармацевтам запрещалось лечить больных. Были установлены правила ревизии аптек, готовящих лекарственные препараты, правила хранения и отпуска ядовитых и сильнодействующих веществ, а так же секретных средств, введена клятва фармацевта. В конце 13 века появились первые обязательные для исполнения местные таксы лекарств. К 15 веку относится появление аптечной монополии. В это время на открытие аптек давалось специальное высочайшее разрешение и при этом исключалась всякая конкуренция. К примеру, когда архиепископ в г. Галле (Германия) выдавал разрешение на открытие второй в городе аптеки, оно сопровождалось распоряжением “никогда больше во веки вечные не давать разрешения в этом городе”. В это же время впервые организуется специальное фармацевтическое образование: так, во Франции оно состояло в 4-х летнем ученичестве в аптеке, десятилетней работе в качестве помощника и ряде экзаменов.

потом появились Генуя с Венецией, разбогатели. товара стало недостаточно, ну и семь футов под килем!

La garde meurt et ne se rend pas!
03 мар 2021, 22:15
Про Наполеона. Что-то пытался со смарта текст набирать, но куда-то пропадало.
1) Нашим не повезло, что шла пересменка поколений полководцев. Репнин, Руменцев и Суворов умерли один за другим аккурат перед началом наполеоновских войн. Кутузов, Беннигсен, Багратиони и прочие опыта самостоятельных действий не имели, потому что всегда сражались под началом екатерининских "зубров" и ими же подстраховывались. Кутузова назначили и в 1805 и 1812 не по совокупности заслуг, а скорее из-за каких-то подковерных интриг.
Наполеон же в 1805-07 был на пике и мог вынести вообще любого потивника. Единственное достойное сопротивление оказал Беннигсен в 1806-07.
2) Кутузов схватил аустерлицкий синдром и впоследствии от прямого столкновения с Наполеоном всячески уклонялся. То есть, по его логике, вступил в сражение - уже проиграл. Поэтому он был черезвычайно пассивен не то что под Бородино, а и у Березины.
Но зато он нащупал верную стратегию - подрезать логистику у французов, и обкатал эту стратегию на турках во время Рущукского сражения 1811. Получалось медленно и крайне затратно по ресурсам, но другого плана видимо никто предложить не смог. Или может план у кого-то и был, но "толкача" при бворе не было.
Если бы Каменский не помер в 1811, то кто знает, как бы оно повернулось. Каменский был неплох. Он громил и шведов, и турков.
С французскими генералами получилась похожая история. Они плотно опекались Наполеоном и при самостоятельных действиях теряли инициативу, что позволяло русским полководцам сводить бой как минимум к ничье. Особенно ярко это было видно в Пибалтике и на южном фланге. Под Кобрином например Тормасов в июле 1812 уничтожил саксонскую бригаду.
3) Русский балтийский флот был фактически уничтожен в 1807-09. Помните историю с эскадрой Сенявина? Это только верхушка айсберга. Дошло до того, что в 1812 г пришлось перегонять эскдру из Архангельска на Балтику.
03 мар 2021, 22:29
Чета не выходит цитату вставить в ветке.

Я про оборону Бреды Фрауке хочу добавить. Эта битва до сих пор в памяти местных жителей. Конечно, обросла легендарными подробностями про их небывалый героизм :)
Но как бы да, до сих пор помнят :)
03 мар 2021, 22:56
Фраука-2 писал(а):
Репнин, Руменцев и Суворов умерли один за другим аккурат перед началом наполеоновских войн. Кутузов, Беннигсен, Багратиони и прочие опыта самостоятельных действий не имели, потому что всегда сражались под началом екатерининских "зубров" и ими же подстраховывались.


можно к одним добавить Салтыкова и Потемкина, к другим Милорадовича, но главное тут мне кажется, что они все были в тени Суворова. тот был номером один. это наверно отражалось

La garde meurt et ne se rend pas!
04 мар 2021, 00:02
Фраука-2 писал(а):
Если бы Каменский не помер в 1811
Британская актриса Хелен Миррен является его прапраправнучкой.

Биография его не вызывает надежд на лучшее течение событий.
В 1806 году вызван из своей деревни и по общему требованию назначен главнокомандующим армией, действовавшей против французов. Престарелый Державин одой приветствовал «оставший меч Екатерины, булат, обдержанный в боях». Однако, по выражению Вигеля, «последний меч Екатерины слишком долго лежал в ножнах и оттого позаржавел».

Больной старик сам чувствовал свою неспособность, но не имел мужества отказаться от назначения. Прибыв 7 декабря «в три часа по полуночи» в штаб армии, расположенный в Пултуске, он увидел печальное состояние армии и, совсем растерявшись, 14 декабря отдал приказ об отступлении. Сдав командование генералу Беннигсену, ссылаясь на болезнь, отбыл в Остроленку. Александр I осудил действия Каменского, однако из-за уважения к его чину и возрасту решил не предавать его суду.

История, как с Кутузовым.

Интересно, что советская историография, как продолжение дореволюционной, очень негативно относилась к Беннигсену. Выставляя его немцем, интриганом, наушником, ставившему палки в колёса посконному гению- Кутузову. Характер у него похоже был действительно, не мёд. Но стоит заметить, что
Был одним из руководителей оппозиции Барклаю-де-Толли, критикуя практически все его приказы. В середине августа 1812 года Барклаю удалось всё-таки удалить Беннигсена из армии. Но в Торжке Беннигсен встретил назначенного главнокомандующим Кутузова, который объявил о назначении его начальником Главного штаба армии.
04 мар 2021, 09:29
Не,старый это Михаил. А я про его сына Николая, он умер в 35 лет.
Беннигсен с Кутузовым потом тоже разосрался и с поста начштаба ушел. Именно из-за пассивной стратегии Кутузова. Почему его так дореволюционные историки невзлюбили - непонятно.
04 мар 2021, 15:34
Сева накидывает на вентилятор :)
https://aftershock.news/?q=node/953921
Феерические переплетения русской и латышской истории в судьбах и лицах
04 мар 2021, 16:01
Вот как описывает этот эпизод Борис Евсеевич Черток в своей книге «Ракеты и Люди»:

— Уже через неделю мы получили через новую «женскую» агентуру донесение, что с нами хочет встретиться жена немецкого специалиста фрау Греттруп. Встреча состоялась вблизи самой границы. Ирмгардт Греттруп — высокая блондинка в спортивно-дорожном светлом костюме — явилась с сыном лет восьми. «На случай неприятностей я объясню, что гуляли и заблудились». Сразу дала понять, что вопрос решает не муж, а она. Она якобы ненавидела фашизм. Даже подвергалась арестам. Гельмут тоже. Но они хотят знать, что русские им обещают. Гельмут Греттруп, по её словам, был заместителем фон Брауна по радиоуправлению ракетами и вообще электрическим системам. Он готов перейти к нам при условии полной свободы. Я сказал, что мне надо получить согласие генерала из Берлина и только после этого мы дадим ответ. Но мы бы предварительно хотели встретиться с господином Греттрупом. Фрау сказала, что надо торопиться, через неделю или две их могут уже отправить в США. Через три дня, конечно без согласия Берлина, мы осуществили переброску всей семьи: папы, мамы и двух детей Греттрупов.

Греттруп был явно лучше других информирован о всех делах Пенемюнде, был близок к фон Брауну и очень скептически отозвался о немецком контингенте нашего института «Рабе», кроме Магнуса и Хоха. Остальных он просто не знал. Чтобы не разжигать страсти, мы договорились, что при институте создаем специальное «Бюро Греттруп». Его первая задача — составление подробного отчета о разработках ракеты А-4 и других, которые велись в Пенемюнде.

Также была предпринята попытка перевезти в советскую зону и Вернера фон Брауна. Но его американцы охраняли как фашистского преступника и попытка провалилась.

В институт Нордхаузен (советский институт в Германии) вошли три завода по сборке ракет Фау-2, институт «Рабе», завод «Монтания».

Директором этого института стал Л. М. Гайдуков, С. П. Королёв был назначен главным инженером, а В. П. Глушко возглавил отдел по изучению двигателей Фау-2

Советские специалисты совместно с немецкими специалистами из группы Греттрупа занялись восстановлением оборудования и документации по проектам Вернера фон Брауна.
В Германии были изданы воспоминания жены Греттрупа о пребывании в СССР. Но эта книга представляет интерес только в части описания условий жизни немецких специалистов на острове Городомля и их общения с советскими специалистами и местными жителями. В своей книге она в частности пишет:

… По воскресеньям мы катались на лодке. Мы перемещались по озеру в поисках новых деревень с целью узнать побольше о местных гостеприимных крестьянах, которые были рады поделиться тем, что могли предложить: — густым сливочным молоком, хлебом и сыром. Они накрывают в столовой, единственном помещении в доме, кроме спальни и кухни. Белоснежная герань растет перед окнами. В одном углу лампада перед иконами, а в другом углу «Батюшка» (Сталин) закреплен на стене рядом с семейными фотографиями погибших на войне. Пока мы сидим там, Петр (сын Греттрупов) играет на улице с деревенскими детьми, наблюдая за копчением сала и гоняет куриц и гусей. В минувшее воскресенье, когда мы все смотрели, как они играют, я сказала: «Мы могли бы жить мирно, если бы не было войны…»
04 мар 2021, 16:40
Англичане подбросили?
Как-то это всё странновато выглядит. Понятно, что у Греттрупов могло и не быть антипатии к СССР, но столь резкие действия в столь неопределённой обстановке? Вместо того чтобы ехать вместе с шефом, самовольно начать искать контакты с советами... Да ещё и какой-то там "новый информатор" просто притащивщий в клювике выигрышный билет. Просто сплошная удача.

В конце сентября 1941 года Кернкросс передал в Москву доклад премьер-министру Черчиллю о проекте создания атомного оружия, которое англичане готовились изготовить в течение двух лет. На это донесение обратил внимание начальник внешней разведки П. М. Фитин, который доложил об этом Л. Берии, распорядившемуся передать полученные сведения на экспертизу в 4-й спецотдел НКВД, занимавшийся научно-исследовательскими разработками. С этого момента в СССР фактически началась работа по созданию атомного оружия.


Первые донесения о начале работ по созданию ядерной бомбы в Великобритании и США начали поступать в СССР в 1941 году. В сентябре этого года в Англии был рассмотрен доклад о создании урановой бомбы, проект по её созданию был назван «Трубный сплав». Содержание доклада было передано Дональдом Маклином — британским дипломатом, членом кембриджской пятерки — в СССР.
Одним из главных учёных, сотрудничавших с советской разведкой, был Клаус Фукс. Он родился в Германии в 1911 году, изучал математику и физику сначала в Лейпцигском университете, а затем — в Кильском. В 1932 году он вступил в Коммунистическую партию Германии. После того как Гитлер получил в стране власть, он ушёл в подполье, а затем, по приглашению семейной пары, с которой он познакомился на антифашистской конференции в Париже, он едет в Англию.

Приютившая его семья познакомила Фукса с Невиллом Моттом — физиком, который в 1977 году получит Нобелевскую премию — и последний соглашается взять его своим ассистентом. В 1937 году Фукс получает докторскую степень.

В 1940 году его взяли под стражу как гражданина враждебной державы, но спустя полгода ему было разрешено вернуться в Англию. В мае 1941 года с ним связался Рудольф Пайерлс из Бирмингемского университета и предложил принять участие в работе над «Трубным сплавом» — британским проектом по разработке атомной бомбы.

Вскоре Клаус Фукс вышел на связь с Юргеном Кучинским, преподавателем в Лондонской школе экономики, сотрудничавшим с советской разведкой. Тот познакомил его с Симоном Кремером, секретарём военного атташе СССР в Англии. Так Фукс начал сотрудничать с ГРУ, советской внешней разведкой. Его курьером стала сестра Юргена, Рут, уже успевшая поработать в Шанхае вместе с известным советским разведчиком Рихардом Зорге.

В конце 1943 года его, а также Пайерлса, отправили в Колумбийский университет для работы над Манхэттенским проектом. В Америке он перешёл в ведение НКГБ, его курьером стал Гарри Голд.

Англичане не очень доверяли советским учёным, что они смогут самостоятельно, пусть и по шпаргалкам, разобраться с ядрёной бонбой, и перебросили им специалиста из немецкого проекта - второго эшелона, но знакомого со всеми ключевыми вопросами, чтоб не вызывать панику у американцев?
06 мар 2021, 21:36
Всего с 24 февраля по 20 сентября до Анапы дошла 921 БДБ (быстроходная десантная баржа) в 189 конвоях. Три из этих конвоев дошли не с первой попытки: один из-за присутствия советских кораблей в море и два из-за плохой погоды. Кроме того, вообще не дошли до Анапы два конвоя: 89-й разгромила штурмовая авиация, а 139-й был отправлен вместо Анапы в Тамань. По данным Кригсмарине, всего морем в Анапу было доставлено 61717 тонн грузов.
Если не считать кризиса во второй половине мая, доставка грузов в Анапу происходила без особых проблем. Были атакованы 35 конвоев из 190, побывавших на коммуникации Керченский пролив — Анапа, т.е. 18%. Всего конвои подверглись 5 безуспешным атакам подводных лодок, а также 38 налётам, из них 7 в Анапе и 31 в море, включая две атаки штурмовиков-охотников. Потери составили 5 БДБ, саперно-десантный катер и штурмбот. Людские потери противника в анапских конвоях оказались не слишком впечатляющими. 11 человек погибли, в т.ч. 9 моряков и 2 пассажира-армейца, 116 ранены, в т.ч. 77 моряков, 12 армейцев и 27 «беженцев».
Надводные корабли и катера не смогли атаковать ни одного конвоя. Правда, они вынуждали немцев ходить днём под ударами авиации. На коммуникации пролив – Анапа были потеряны шесть торпедных катеров типа «Г-5»: один погиб при набеге на Анапу, два расстреляны истребителями при возвращении с ночного поиска, два погибли в выходах на минные постановки и один был израсходован в радиоуправляемом варианте при попытке удара по Анапе.
Мины не нанесли анапским конвоям никаких потерь. Отчасти это результат грамотной организации траления, но в большей степени – счастливая для немцев случайность. Те же мины погубили один шнельбот, а в октябре, вероятно, стали причиной гибели двух дозорных БДБ.
Все боевые потери анапских конвоев были вызваны действиями авиации. ВВС ЧФ заплатили за это немалую цену. Безвозвратные потери, включая не подлежавшие ремонту поврежденные самолеты, в вылетах на удары по конвоям и на воздушную разведку ближней коммуникации составили 3 Пе-2, 20 Ил-2 и 34 Як-1. Кроме того, погиб один «Бостон» 4-й воздушной армии. Из 24 потерянных ударных самолетов 7 были сбиты истребителями, 9 – зенитным огнем, 6 – истребителями и зенитками совместно или неизвестно, кем из них, 2 погибли в авариях и катастрофах. Из истребителей 26 были сбиты в воздушных боях, а 8 потеряны в авариях и катастрофах. Безвозвратные потери лётного состава — 73 человека, из них 20 лётчиков ударной авиации, 27 лётчиков-истребителей, 9 штурманов и стрелков-бомбардиров (в том числе 5 летавших за стрелков на Ил-2), 17 воздушных стрелков и стрелков-радистов.
При 7 реальных успехах ВВС флота против анапских конвоев были засчитаны лётчикам следующие результаты: потоплено 44 БДБ, 2 баржи, 1 тральщик, 1 сторожевой катер, 1 катер-тральщик и 1 просто катер, повреждены 53 БДБ, 1 баржа, 1 самоходный паром, 2 транспорта, 1 торпедный катер, 1 сторожевой катер и 1 просто катер. Это результаты только против анапских конвоев. Кроме того, «Бостоны» 4-й воздушной армии отчитались о прямых попаданиях в 4 баржи в Анапе, из которых по меньшей мере одна считалась предположительно потопленной. Из 50 «потопленных» ВВС флота единиц 45 приходились на долю Ил-2 при реально потопленных ими пяти единицах. То есть результат штурмовиков был завышен в 9 раз. Если брать все успешные атаки (потопление и вывод плавсредств из строя), то завышение будет четырехкратным. Что касается главных целей – БДБ – то число потопленных было завышено в 11 раз (44 вместо 4).
Всё это не означает, что штабы флота всегда заблуждались искренне. Есть просто поразительные примеры желания приукрасить картину. Так, в «Докладе по вопросу выполнения Черноморским флотом оперативных задач за 1943 год» утверждалось: «К концу августа эта коммуникация [анапская] была окончательно выведена из строя и Анапа как перевалочная база, питающая Новороссийскую группировку войск противника — перестала существовать». Конечно, штаб флота не мог не знать, что это неправда. Он же сам и организовывал удары по анапским конвоям и порту Анапа вплоть до ухода последнего конвоя 20 сентября, и регулярно доносил об этом в Главный Морской штаб. Непонятно, кого штаб ЧФ пытался обмануть. Этот случай бессмысленной лжи видимо настолько поразил авторов изданного ГМШ после войны трехтомника о действиях флота, что они упомянули о нём в этом официальном издании."
13 мар 2021, 19:39
20 ноября 1941 г. в 257 пехотную дивизию выехал лично командир LII армейского корпуса, кавалер Рыцарского креста генерал инфантерии Курт фон Бризен (Kurt von Briesen), но этот вояж на передовую стал для него последним. Вот как в своей работе описывают гибель генерала известные отечественные исследователи Александр Заблотский и Роман Ларинцев:
«Около полудня генерал выехал в Малую Камышеваху, чтобы поставить задачу подчинённым ему частям на овладение городом Изюм. В этот момент над дорогой появилась пара советских самолётов. Лётчики атаковали очень грамотно, планируя с работающими на малом газу двигателями. Огонь по цели был открыт с высоты не более 50 метров. Сидевшие в генеральском автомобиле немцы обнаружили опасность только по реву вновь заработавших на полную мощность моторов и свисту пролетающих пуль. Два сопровождавших генерала офицера успели выпрыгнуть из машины, один из них был ранен. Шофёр остался вообще невредимым. Зато фон Бризен получил целых 12 пулевых ранений в грудь, от чего скончался на месте…»
Примечательно, что его отец также погиб в войне с Россией, но в первую мировую. Генерал инфантерии Альфред фон Бризен, командир 49-й резервной дивизии 25-го резервного корпуса, нашёл свою смерть 30 октября (12 ноября) 1914 года в бою за Влоцлавск. Он получил пулевое ранение в шею во время боя в городе.
19 мар 2021, 22:32
«Тяжёлый танк ИС по бронированию примерно равен танку «Тигр» и уступает «Королевскому Тигру». Пушка 122 мм, смонтированная на «ИС», несколько лучше пушки танка «Тигр» и примерно равноценна пушке «Королевского Тигра».
Самоходная установка «Фердинанд» превосходит по бронированию все наши танки.
Следовательно, перевооружение танков Красной армии, произведённое в 1943–1944 гг., в целом обеспечило лишь наличие примерно равных боевых качеств у наших новых танков (модернизированный Т-34 и тяжёлый танк) в сравнении с танками противника.
В то время, как в задачу перевооружения должно входить обеспечение превосходства, наши новые танки по броне и вооружению превосходства над основными танками противника не имеют…»
«Предложения:
1. Как по броне, так и особенно по вооружению как танк Т-34, так и Т-44 морально на сегодня устарели. Средний танк должен иметь пушку, по боевым свойствам близкую к 122 мм. Броня должна быть в диапазоне 90–120 мм. Форма корпуса наподобие Т-34.
2. Бронирование тяжёлого танка, а особенно форма его корпуса, не соответствует требованиям, предъявляемым к бронированию машин этого класса.
Вместо существующего тяжёлого танка надо форсировать ввод в строй танка 701. Танк 701 на сегодня является лучшим тяжёлым танком в мировом танковом парке. Имея обтекаемую форму корпуса, подобную Т-34, и броню до 180 мм, при наличии пушки калибра 122 мм и современной трансмиссии, которая обеспечит ему высокую манёвренность, этот танк на поле боя действительно не будет превзойдён.
Одновременно надо добиваться повышения начальной скорости пушки 122 мм и создания унитарного патрона, с целью повышения скорострельности системы…
Перечисленные мероприятия, при их реализации, позволят резко повысить боеспособность наших танков в отношении танков противника, обеспечив неполноценность на боле боя танков противника».
12 марта 1944 года 374-й гв.тсап получил очередной приказ о переброске на другой участок фронта, хотя ранее полк уже докладывал, что имеет запас горючего всего на 30–50 км. При переходе одна самоходка провалилась на очередном мосту и утонула, остальные приехали как раз в разгар немецкого наступления. Пехота при появлении немецких танков отошла, оставив самоходчиков без прикрытия. В результате ещё две машины сожгли свои же экипажи, ещё одна ИСУ-152 завязла при отходе.
Похоже сложился боевой путь 375-го гв.тсап, который понёс первые потери ещё до прибытия на фронт — на 320-километром марше две ИСУ-152 отстали, а ещё две вышли из строя по техническим причинам. Впрочем, бой для самоходок сложился ещё тяжелее:
«Штурмовая авиация противника и так называемая «авиация истребления танков» пять раз производила масштабные налёты на боевые порядки танков и ИСУ-152, от прямого попадания бомбы одна ИСУ-152 сгорела на поле боя. Танки и пехота отошли на новый оборонительный рубеж. Полк остался сдерживать натиск противника один. Положение создалось тяжёлое».
27 мар 2021, 16:18
"Теперь обратимся к «прозвищам» отдельных механизмов, устройств, помещений и должностей на подводных лодках. Подводники пользовались таким сленгом:
Торпеда — «угорь» (Aal);
Перископ — «спаржа» (Spargel). Отсюда родилось выражение «висеть на спарже», то есть находиться на перископной глубине;
Батитермограф — «лосось» (Lachs);
Дополнительная надстройка за рубкой для зениток именовалась «зимним садом» (Wintergarten);
Жилой отсек унтер-офицеров на лодках VII серии прозвали «Потсдамской площадью». Название было метким, поскольку он связывал центральный пост с камбузом, дизельным и электромоторным отсеками и в нём не утихали шум, гам и беготня.
Лодочные дизеля на жаргоне машинистов именовались «Кастор и Поллукс». Однако эти механизмы имели и персональные прозвища. Например, на U 841 острословы называли дизеля «Хайн и Фицше» (Hein und Fitsche) по именам известных клоунов из цирка Гамбурга. Не отставали от дизелистов и мотористы: на U 606 электромоторы шутливо именовали «Анита и Анни» (Anita und Anni).
Объектом нескончаемых шуточек подводников был гальюн. К примеру, экипажи подлодок IX серии прозвали его «Труба № 7» (Rohre 7). Здесь поясним, что у «девяток» было шесть «труб» торпедных аппаратов, и гальюн нарекли седьмой, так как он тоже «стрелял», но не торпедами. Пользоваться «Трубой № 7» можно было лишь на небольшой глубине, а вот во время глубоководного погружения экипаж был вынужден справлять нужду в отведённое для этой цели ведро, окрещённое шутниками «медовой бочкой».
Отдельно упомянем и сленговые названия должностей на подводной лодке. Одним из распространённых званий командиров подлодок было капитан-лейтенант (Kapitänleutnant). Произносить его полностью при частом обращении к командиру было неудобно, поэтому моряки сократили его до «калой» (Kaleu). Торпедисты на подводном жаргоне были «миксерами» (Mixer), а их коллеги из электромоторного отсека звались «электромиксерами» (E-Mixer). Коков на субмаринах именовали «смутье» (Smutje), а молодых матросов-салаг называли «моисеями».
Любопытно, что подводные острословы изгалялись как могли и над официальными сокращениями. По заведённой практике, окончивший командирские курсы офицер перед назначением на свою лодку обычно стажировался на боевой субмарине. Его должность официально именовалась Kommandantenschüler или сокращённо Konfirmand. Шутники быстро переделали последнее в «конфирмант» (Konfirmant), то есть в человека, впервые принимающего причастие.
В завершении приведём пример того, как получил свой «никнейм» немецкий подводный ас Рейнхард Зурен, известный как Тедди. В своих мемуарах он описал его появление так:
«Задержимся на минуту на моём прозвище «Тедди». В последние летние каникулы перед выпускными экзаменами в школе мне удалось записаться в парусный клуб в Нойштадте/Гольштейне, хотя оплату за это удовольствие мои родители могли позволить себе с трудом. У меня уже был некоторый опыт плаванья под парусами, и я надеялся усовершенствовать свои навыки. К моему разочарованию, как оказалось, там доминировала строевая подготовка. Но так как я уже подал документы в морское училище, а зачисление туда (как мне было сказано) зависело от военной подготовки, с этим пришлось смириться. Но вот мой вид на этих занятиях развлекал окружающих. Однажды кто-то в шеренге за моей спиной заржал: «Господи, Рейнхард! Ты маршируешь, как мишка Тедди!» (плюшевый медведь — прим. авт.). Наверно, так это выглядело сзади, но мне было не до смеха. Впрочем, шагистика меня никогда не увлекала. Позднее, когда я был курсантом в Данхольме на Штральзунде, в соседней роте оказался мой знакомый из Нойштадта. «Привет, Тедди! Ты тоже здесь?», — проорал он через дорогу во весь голос. И с того момента для всего нашего призыва 1935 года я стал «Тедди». И лишь очень немногие знали моё настоящее имя. Такова жизнь».
29 мар 2021, 22:03
будет литературный пост, стихи )))
история старая и как оказалось довольно известная. но я узнал случайно ))) посмотрел французское кино ,.Видок,, (это фамилия чувака), кино мне не понравилось, но персонаж интересный. это предатель в своей гильдии, он будучи бандитом договорился с ментами, что те делают его начальником уголовного сыска Парижа, а он основательно почистит столицу Франции от преступников. на том и порешили. у него получилось
он был популярен в начале и середине 19 века, и в России тоже, но также стал именем нарицательным - доносчик
нарываюсь на эпмграмму Пушкина где фигурирует мой поциент, и всплывает история противостояния некоторых русских писателей с некоторыми членами литературного сообщества. а именно с Фаддеем Булгариным. чувак тоже удивительной судьбы. он смог доказать, что как поляк, он имел право служить в армии Бонапартыча, воевать против русских. он был где то прав, тильзитский мир сцуко! потом жил в Питере, был успешным писателем и издателем.
не хочу давть оценку, потому как работа Булгарина на третье отделение имперской канцелярии возможно нивелирует все его прошлые подвиги )))

Пушкин -
Не то беда, что ты поляк:
Костюшко лях, Мицкевич лях!
Пожалуй, будь себе татарин,
И тут не вижу я стыда;
Будь жид – и это не беда;
Беда, что ты Видок Фиглярин.

Некрасов -
Он у нас осьмое чудо –
У него завидный нрав,
Неподкупен – как Иуда,
Храбр и честен – как Фальстаф.
С бескорыстностью жидовской,
Как хавронья мил я чист,
Даровит – как Тредьяковский,
Столько ж важен и речист.
Не страшитесь с ним союза,
Не разладитесь никак:
Он с французом – за француза,
С поляком – он сам поляк,
Он с татарином – татарин.
Он с евреем – сам еврей,
Он с лакеем – важный барин,
С важным барином – лакей.
Кто же он? Фаддей Булгарин,
Знаменитый наш Фаддей.

Лермонтов -

Россию продает Фаддей
‎Не в первый раз, как вам известно,
‎Пожалуй, он продаст жену, детей
‎И мир земной, и рай небесный,
Он совесть продал бы за сходную цену,
‎Да жаль, заложена в казну.

в рамках этого противостояния Пушкин пишет стих - моя родословная, отпрывок -

Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава Богу, мещанин.

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил;
Его потомство гнев венчанный,
Иван IV пощадил.
Водились Пушкины с царями;
Из них был славен не один,
Когда тягался с поляками
Нижегородский мещанин.

Смирив крамолу и коварство
И ярость бранных непогод,
Когда Романовых на царство
Звал в грамоте своей народ,
Мы к оной руку приложили,
Нас жаловал страдальца сын.
Бывало, нами дорожили;
Бывало... но — я мещанин.

La garde meurt et ne se rend pas!
30 мар 2021, 16:31
Американские космические корабли имеют диаметр 14,55 футов. Конструкторы хотели бы делать их шире, но не могут. Почему? Дело в том, что корабли перевозятся на место сборки по железной дороге. Расстояние между рельсами стандартное: 4 фута 8.5 дюйма. Поэтому конструкторы могут делать корабли шириной только 14,55 футов, иначе их было бы невозможно перевозить.
Возникает вопрос: почему стандартное расстояние между рельсами именно 4 фута 8.5 дюйма? Откуда взялась эта цифра? Оказывается, железные дороги в Штатах строили по английским стандартам, а в Англии расстояние между рельсами 4 фута 8.5 дюйма. Но почему? Потому что первые поезда в Англии производились на том же заводе, на котором делали вагонетки для шахт. А длина оси самой большой вагонетки составляла 4 фута 8.5 дюйма.
Но почему? Потому что такая длина оси была стандартной для английских дилижансов. Дилижансы же их делали с таким расчётом, чтобы их колёса попадали в колеи на английских дорогах (таким образом колёса меньше изнашиваются). А расстояние между колеями по всей Англии 4 фута 8.5 дюйма.
Почему же так получилось? Потому что первые дороги в Великобритании прокладывали римляне, а точнее, их боевые колесницы. А длина оси стандартной римской колесницы равняется 4 футам 8.5 дюймам. Однако непонятно: ни в одной известной системе мер эта длина (4 фута 8.5 дюйма) не является числом целым. Почему же римлянам вздумалось делать оси своих колесниц именно такой длины?
А вот почему: в такую колесницу обычно запрягали двух лошадей. А 4 фута 8.5 дюйма - это был как раз средний размер двух лошадиных задниц.
Следовательно, даже теперь, когда человек вышел в космос, его наивысшие технические достижения напрямую зависят от размера лошадиной задницы 2000 лет назад.
30 мар 2021, 22:19
"Несколько лет назад я собирал материал для статьи об ударных частях русской армии в 1917 году. На аукционе мне попалось письмо, отправленное домой прапорщиком «батальона смерти» с Румынского фронта. Я купил его, а через какое-то время в руках у меня оказалось ещё одно фронтовое письмо, на конверте были указаны те же адрес и получатель — Петроград, Галерная ул. 44, кв. 11 Таисии Михайловне Анкудиновой. Оно было написано другим почерком и от другого имени. Мне захотелось узнать больше о корреспондентах этой переписки. Кем они приходились друг другу, как сложились их судьбы? В течение нескольких месяцев я искал и выкупал письма, отправленные на этот петроградский адрес.
Фамилия главных героев — Анкудиновы. Как и большинству из нас, им не удалось завоевать сколь-нибудь заметного места в истории. Они просто и буднично выполняли свой долг, как сотни и тысячи их соотечественников в тяжёлом и смутном 1917 году.
Профессор Головин оценивал общее количество призванных на воинскую службу в период с 1914 по октябрь 1917 гг. в 15,5 миллиона человек. Среди них было 4,5 миллиона новобранцев и почти три миллиона второочередных ратников.
Старые солдаты и унтер-офицеры тонули в массе рекрутов, которой только предстояло стать солдатами. Офицерских кадров в запасных батальонах тоже не хватало. С лета 1914-го до начала 1917-го на фронте погибли или были ранены свыше 64 тысяч офицеров, большая часть из них была выбита в кампаниях 1914 и 1915 гг.
В годы войны состоялось более 220 тысяч производств в прапорщики. Лимит «служилого сословия» при этом полностью исчерпался ещё в 1915 году. Основным источником пополнения офицерского корпуса стало студенчество.
«Вчерашний гимназист, а то и недоучка-полуинтеллигент в прапорщичьих погонах командовал ротой в полтораста — двести мужиков в солдатских шинелях. Он мог их повести в атаку, но не был в состоянии сообщить им воинский дух, той воинской шлифовки и воинской закалки, которой сам не обладал», — так беспощадно охарактеризовал офицерский дефицит 1916–1917 гг. военный историк Керсновский.
Многотысячный офицерский корпус стал плоть от плоти «вооружённого народа». К 1917 году в нём оказались представители всех сословий, званий и политических убеждений. Офицерами военного времени в своё время были сказочник Евгений Шварц, писатель Михаил Зощенко, будущий секретарь ЦК ВКПб Жданов, муж Цветаевой Сергей Эфрон.
И эти новые офицеры, в большинстве своём не планировавшие связывать свою жизнь с армией, мужественно выполняли свой долг. Так о прапорщиках вспоминал будущий комдив РККА, а во время Первой мировой войны — командир 6-го Финляндского полка генерал Свечин:
«Как ни ценны были для поддержания на высоте строевого обучения и сохранения традиций полка кадровые офицеры, на какие жертвы ни шли многие из них, раненые по нескольку раз, но все же главную массу боевых начальников — командиров рот и взводов — представляли прапорщики. Они же давали главную цифру убитых и раненых офицеров. Чрезвычайно велики потери молодых прапорщиков, только что прибывших, незнакомых с условиями поля сражения, с необходимостью применяться к местности; масса их гибнет в первом же бою».
Братья Александр и Константин Анкудиновы происходили из крестьян Тверской губернии. Они родились в деревне Симонов-Городок Бежецкого уезда. Александр — в 1891-м, Константин — в 1894-м.
Когда точно семья перебралась в Санкт-Петербург, неизвестно, но их младшая сестра Тая родилась уже в городе на Неве в 1901 году и была крещена в Исаакиевском соборе. Крёстными Таи стали «запасный старший надзиратель» (скорее всего, имеется в виду училищный надзиратель) Иван Столяров и «жена дворянина» Татьяна Анбрусова.
Обоих Анкудиновых мобилизовали в 1915 году, рядовыми они попали в запасные пехотные батальоны. Старшего, Александра, командировали в 3-ю Петроградскую школу прапорщиков в феврале 1916 года, а младший, Константин, в той же школе оказался ещё раньше — в мае 1915 года.
Служивший до офицерской школы в запасном батальоне Лейб-гвардии Семёновского полка Константин после выпуска оказался в 4-м стрелковом Императорской фамилии лейб-гвардии полку, Александр — в 21-м Туркестанском стрелковом.
Старший Анкудинов получил звание прапорщика в мае 1916 года, ещё полгода проходил с маршевыми ротами и окончательно прибыл в свой полк в конце ноября 1916 года. Январём 1917 года датируется его первое письмо сестре. Он радуется приезду лавочки, сетует на высокие цены и пишет:
«В окопах сейчас очень скверно. Холодно и снегу по пояс. Если начнёт таять, то придётся плавать в грязи».
Оба брата воевали на Румынском фронте — единственном, где зимой 16 – 17-го не утихали бои. 82,5% убитых в первую неделю 1917 года — на Румынском фронте. До февральской революции оставалось меньше двух месяцев.
В запасных частях к 1917 году расцвёл целый букет проблем: не хватало оружия для обучения, принцип работы винтовок, пулемётов и гранат объясняли «на пальцах»; запасников размещали не в специальных военных лагерях, а на квартирах старых полков в крупных городах. Петроградский гарнизон состоял из 200 тысяч солдат учебных батальонов в феврале 1917 года. Похожая ситуация наблюдалась в Москве, Ярославле, Нижнем Новгороде и других крупных тыловых центрах. Дисциплина падала всё больше, в тылу появились случаи насилия над офицерами.
Роман фон Раупах, бывший военным следователем в Финляндии, вспоминал: к февралю 1917 года у него на столе лежало шесть дел, квалифицированных как «явное восстание».
Армия некоторое время жила в абсолютном неведении. Более-менее ситуацию в столице понимали только в штабах командующих фронтами. Даже немцы были лучше осведомлены о событиях, происходивших в Петрограде. Генерал Селивачёв записал в дневнике третьего марта:
«В штабе 14 Ф.с.п. (14-го Финляндского пехотного полка) оказался плакат, вывешенный сегодня ночью немцами… В плакате значится, что в Петрограде вспыхнула революция, что власть захвачена 12-ю членами гос. думы… по-видимому, нет дыма без огня, так как из ставки ожидается объявление важного акта…»
Третьего марта солдатам зачитали манифест об отречении Николая II. О произошедшей революции на фронте ходили самые дикие слухи: что убито 20 000 человек, что был дворцовый переворот, что император призвал для усмирения восстания немцев. Солдаты пребывали в состоянии, которое большинство современников описывало как смесь растерянности и спокойствия.
Согласно докладу старшего адъютанта военно-цензурного отделения штаба 5-й армии Скворцова генерал-квартирмейстеру Чёрному о настроении войск по письмам за март 1917 года, настроения в армии оценивались как «повешено-бодрые». Из общего числа просмотренных 20 287 офицерских писем недовольство войной обнаружило 16, недовольство начальством — два. Из общего числа просмотренных 161 160 солдатских писем пессимистического содержания оказались 372 письма.
Первым ударом по дисциплине стало проникновение в армию приказа № 1. Приказ вводил выборные комитеты, оружие передавалось на контроль солдат, титулование офицеров и отдание чести были отменены, а солдаты «вне строя» получили общегражданские права.
Уже в марте упразднили военно-полевые суды, а дела, находившиеся в их ведении, оказались на пересмотре. При каждом полку образовывались полковые суды, в которых судьями становились сами солдаты. Многочисленные агитаторы и думские спикеры, перемешанные с провокаторами, захлестнули войска. Одна только Государственная Дума в марте направила в армию 54 комиссара.
Идеалисты надеялись на слом палочной дисциплины и приход новой, «сознательной» солдатской. В реальности одной дисциплины не стало, а другой не появилось. Количество дезертиров, согласно данным профессора Головина, в марте 1917 года увеличилось на 400%, количество заболевших — на 120%. На фронте процветало братание с противником. Из 220 дивизий, стоявших на позициях, браталось 165. Подобное «общение» между солдатами первоначально поощрялось как немцами, так и австрийцами. Противник, пользуясь ситуацией, передавал в окопы агитационные листки, фотографировал позиции и всячески способствовал разложению армии. Явление массового братания просуществовало на фронте до мая, когда на исходе второго месяца стало понятно, что это становится опасно и для самих немцев.
Передовую наполняли самые нелепые слухи о распространении революции. В письме 28 мая Александр пишет: «Сегодня получил от товарища письмо. Он находится правее нас. Пишет, что против их участка немцы передрались с австрийцами. Было настоящее сражение: около 1000 убитых с той и с другой стороны. Передрались, говорят, из-за нашей революции».
Младшие офицеры весной-летом 1917 года оказались в тяжелейшем положении. Перед ними встал выбор — пойти на поводу у солдатской массы, возглавив её, либо попытаться исполнять свой долг, сохраняя дисциплину.
В своём дневнике генерал Слесарев приводит такое воспоминание очевидца:
«Идёт ко мне эшелон в 800 человек, и на одной станции была долгая остановка, а по близости был спиртовый склад. Началась агитация и переговоры, чтобы добыть спирта, начали раздаваться крики: «Взломать», «разбить» и т. п. Начальник эшелона подпоручик (лет 20-21, не более) начинает уговаривать, объяснять, усовещивать, бранить — ничего не помогает. В воздухе пахнет бунтом и развалом. Тогда потрясённый и измученный, он закрывает лицо руками и начинает рыдать тяжкими и горькими слезами. Отрезвило ли это горячих, пристыдило ли большинство, но стали люди успокаиваться, уходить от склада, а потом сели в поезд и поехали дальше. Начальник станции и спрашивает: «Как вы это сделали? А в прошлый раз, представьте, офицеры ничего не могли поделать: люди разбили склад, упились, убили шесть офицеров, а седьмого, которого не добили, на другой день из прапорщиков произвели в полковники, т. е. сняли прапорщичьи погоны и надели полковничьи».
Летом 1917 года Временное правительство решило доказать на деле эффективность новой революционной армии, но силами имеющихся войск провести эффективное наступление было невозможно. Тогда страну захлестнула волна «ударничества», отправную точку которой дал генерал Брусилов, в мае издавший приказ по Юго-Западному фронту:
«Для поднятия революционного наступательного духа армии является необходимым сформирование особых ударных революционных батальонов, навербованных из волонтёров в центре России, чтобы этим вселить в армии веру, что весь русский народ идёт за нею во имя скорого мира и братства народов с тем, чтобы при наступлении революционные батальоны, поставленные на важнейших боевых участках, своим порывом могли бы увлечь за собой колеблющихся».
Неустойчивость некоторых частей становилось причиной гибели тех, кто готов был выполнять приказы. Начштаба 8-й армии Каменский докладывал в штаб Юго-Западного фронта:
«В ночь с 22 на 23 июля было назначено наступление частей 19-й и 164-й пехотных дивизий с целью вытеснить противника с правого берега Збруча… Задача была выполнена всеми частями, кроме Крымского полка… В Крымском полку в наступление пошли, да и то с большим запозданием, только три роты…. Благодаря этому не атакованный крымцами противник расстреливал во фланг вправо и влево ружейным и пулемётным огнём те части, которые задачу свою выполнили… Следствием этого было 45 убитых и 377 раненых, почти исключительно благодаря фланговому огню…»
Двадцать пятого июня Александр Анкудинов «по личному своему желанию перешёл в батальон смерти, сформированный в полку, где назначен командиром роты 2-го отряда».
Ночью 11 июля Александр пишет своё последнее письмо:
«Ну, Тася, и трескотня же идёт у нас эти два дня. Идёт артиллерийская подготовка. Завтра днём перейдём в наступление. Ну, пока, всего наилучшего. Шлю тебе, папе и маме свой искренний привет и крепко целую вас всех».
О том, что случилось дальше, мы знаем из оперативной сводки 4-й армии Румынского фронта. В три часа утра артиллерия 8-го корпуса открыла огонь. Через 55 минут полки корпуса пошли в атаку. В пять часов 28 минут 21-й Туркестанский полк взял высоту 381. В этом бою прапорщик Александр Анкудинов был убит.
Об успехе 8-го корпуса и занятии деревень Мерешти и Волошканы написали все российские газеты. Безрадостным летом 1917 года каждый, даже самый незначительный, успех русской армии освещался в самых помпезных тонах:
«Стремительным натиском русско-румынские войска стали захватывать одну возвышенность за другой, проходя через укрепления неприятеля. Ещё до заката солнца выяснилось, что нами прорвана сильная, укреплённая линия противника на широком фронте. Успех энергичный развивается. Победа вызывает громадное воодушевление как русских войск, так и в румынском обществе».
Девятого сентября Александр Анкудинов был посмертно награждён Орденом Св. Анны 4-й степени с надписью: «За Храбрость».
Автор «Стратегического очерка войны» Зайончковский, дойдя до середины июля 1917 года, написал: «здесь следовало бы положить перо. То, что происходило далее, не имело уже никакого подобия войны…»
Константин остался на фронте, несмотря на всеобщий развал. К сентябрю 1917 года он уже был поручиком и ждал производства в штабс-капитаны. Война подходила к концу.
В газетной сводке за 20 сентября короткая строчка: «на фронте без перемен, слабый ружейный и артиллерийский огонь». В этот день Константин получил тяжёлое ранение. Он умер в полевом госпитале через два дня в возрасте 23 лет.
Нежно любимая братьями младшая сестра — m-mе Тая Анкудинова — в ноябре 1919 года поступила на историко-филологический факультет Петроградского университета. Установить других обстоятельства её жизни, к сожалению, не удалось. Известно только, что Тая пережила братьев на 70 лет. Она скончалась в Ленинграде в 1988 году."
31 мар 2021, 21:49
2 или 3 мая 1945 г. базировавшиеся в Чехии части 37 кавалерийской дивизии СС получили приказ двигаться в Австрию. Как вспоминал унтершарфюрер СС Вюнш, обстановка в Чехии в последние дни существования Третьего Рейха была напряжённой, а боевой дух немецких солдат — низким.
Марш частей дивизии в Австрию продолжался несколько дней в условиях нехватки горючего и конфликтов с местным армейским начальством из-за попыток это горючее раздобыть. Однажды Вюншу даже пришлось пригрозить пистолетом местному коменданту и армейскому гауптманну из тылового эшелона, пытавшимся задержать эсэсовцев за реквизиции топлива и продовольствия.
7 мая части дивизии достигли австрийской границы у Шремса. Вюнш вспоминал:
«Здесь мы «сбросили» с наших транспортных средств гражданских, которые сопровождали нас в пути. Повсюду были видны признаки деморализации немецкой армии, только немногие подразделения ещё сохраняли дисциплину. Дороги были забиты, и движение шло медленно. За Цветтлем мы узнали об окончании войны и капитуляции немецких вооружённых сил. Моё настроение было ниже, чем когда-либо до этого. Мы собрались на большой прогалине в лесу, здесь был командир батальона с передвижной радиостанцией и своим штабом. Все были охвачены пораженческими настроениями. Наши товарищи бросали своё оружие, амуницию и экипировку в большой костёр. Это было чудо, что ничего не произошло. Мы прослушали последнее коммюнике вермахта и, опустив руки, погрузились в свои собственные думы».
03 апр 2021, 19:53
"Утром 7 июля 1942 г. командование над западным боевым участком перешло к командиру 3-й мд генерал-лейтенанту Гельмуту Шлёмеру (Helmuth Schlömer), который продолжил наступление на Воронеж. Основной удар наносился с семилукского направления силами 8-го моторизованного полка (мп). Наступавший слева от него 29-й мп при поддержке 103-го танкового батальона (тб) образовал северный фланг дивизии, захватив рубеж Подклетное — роща Фигурная — северная окраина аэропорта. Также было занято и Подгорное. О том, как это произошло, можно узнать из книги Герхарда Дикхоффа «3-я моторизованная дивизия, 3-я панцергренадёрская дивизия, 1939–1945»:
«Лётчики и разведка мотоциклетного батальона выявляют скопления русских в лесах. На основании этой информации II батальон 29-го мп (майор Гюнтер Молленхауэр) без одной роты при поддержке 1-й роты 103-го тб (гауптман Хан), наступает на Подгорное с целью переместить позиции севернее, и, тем самым иметь возможность ликвидировать русский плацдарм у железнодорожного моста через Воронеж. Наступление проходит через лишённую укрытий равнину, на которой немногочисленные хорошо замаскированные позиции на краю деревни могут оказывать батальону существенное сопротивление. Но они быстро подавляются нашими танками. После занятия населённого пункта батальон устраивается фронтом на север для обороны».
К утру 7 июля в Подгорном уже находилась группа красноармейцев из 2-го батальона 605-го сп, выбитого накануне из Подклетного и понёсшего большие потери. Вряд этих бойцов было много, не более одной-двух неполных рот, и остановить наступление II батальона 29-го мп, поддержанное танками, они, конечно же, не могли: к полудню 7 июля Подгорное было полностью захвачено противником. Подтверждает это и запись из журнала боевых действий 232-й сд от того же дня:
«К 13:00, захватив рощу Фигурная, противник сосредоточил здесь до 40 танков, много бронемашин, мотоциклов и пехоты, до батальона пехоты сосредоточилось в посёлке Труд и до двух пехотных рот с танками в Подгорном».
Впоследствии на месте боя была обнаружена записка, автор которой, красноармеец Алексей Фомичёв, оставил следующее последнее послание:
«Нас осталось только семеро из 80 солдат. Фашисты лезут напролом, готовятся к атаке. Но мы будем биться до последнего патрона. Погибаем под Воронежем в селе Подгорном».
После того, как во второй половине дня 7 июля передовые подразделения 3-й мд захватили северо-западную окраину Воронежа, командование дивизии приказало укрепиться на достигнутых рубежах и приготовиться к отражению контратак. 53-й мотоциклетный батальон (мцб) получил приказ выдвинуться на север через Ново-Подклетное, чтобы осмотреть Задонское шоссе и взять под контроль лес по обе стороны дороги. В ходе этой разведки было обнаружено скопление советских войск в лесу к северу от Подгорного — это была сводная группа советских войск, которая готовилась к наступлению на село. Однако неожиданностью для немцев это не стало.
В советской литературе есть красочное описание этого боя за Подгорное, сделанное на основе архивных источников известным историографом воронежского сражения А.И. Гринько в книге «В боях за Воронеж. Хроника героической обороны города»:
«Ровно в 19 часов по Подгорному ударили советские орудия и миномёты. Стреляя на ходу, ринулись вперёд танки с десантниками на броне, за ними последовали стрелки. Из конца в конец цепи гремело «ура». Фашисты встретили атакующих сильным огнём из всех видов оружия. У околицы села было подбито несколько наших танков, два загорелись, но остальные уже ворвались на позиции врага. Десантники спешились и теперь вместе с танкистами выбивали гитлеровцев из домов и дворов. В улицы втягивались подразделения стрелков, вторые эшелоны танков, миномётчики, расчёты лёгких орудий. Бой расширялся и уже гремел в середине Подгорного. Противник отчаянно сопротивлялся, но нёс большие потери и вынужден был отойти… Бой в Подгорном шёл с 19 до 22 часов. Вражеская группировка была полностью разгромлена… Очистив Подгорное от противника, наша контратакующая группировка продолжала движение. Танкисты ворвались в рощу Фигурную, перерезали дорогу Подклетное — Воронеж. Успех был значительным, но развить его было нечем, и наши перешли к обороне».
Однако зарубежные авторы считают иначе. Вот цитата из уже упоминавшейся книги Герхарда Дикхоффа по истории 3-й мд:
«В лесу, который расположен в двух километрах к северу, уже заметны передвижения врага. Выныривают первые русские танки. Выдвинутое влево противотанковое орудие 8-й роты 29-го мп вначале хорошо действует на фланге, но затем становится жертвой русской артиллерии. В этот день батальону пришлось отражать здесь первую атаку, которая начинается после двухчасового артобстрела. Танки подкатываются ближе, но, всё же, оттягиваются назад, после того, как первые из них попадают под обстрел. По мягко понижающемуся в направлении позиций батальона склону накатывает пехота. Батальон медлит с открытием огня, пока русские не подходят на 200 метров. Теперь он открывает огонь залпом из всех видов оружия и отбрасывает атаку назад, нанеся большие потери противнику».
Дикхоффу вторит ему ещё один зарубежный исследователь Джейсон Марк, давший своё описание этого боя:
«Командир II батальона 29-го мп майор Молленхауэр сообщил: танки приближались, но после того, как первые из них были подбиты, отошли назад. Атака пехоты шла по склону, который плавно спускался к позициям батальонов. Батальон подождал, пока русские не окажутся на дистанции 200 метров, прежде чем открыть огонь. Затем все стволы открыли огонь и отразили атаку с большими потерями [для русских]».
Также Марк приводит цитату из письма некоего ефрейтора Хубера из 3-й мд:
«К счастью, пока у нас было мало потерь в технике, у русских их было больше, потому что при приближении наши танки выбили самые тяжёлые русские танки. Когда ты это видишь, ты уверен в своих силах».
В журнале боевых действий войск 40-й армии за 7 июля 1942 года события отображены следующим образом:
«Для уничтожения группировки противника, форсировавшей Дон и занявшей Подгорное, была сколочена и спешно выброшена в район восточнее Подгорного ударная группа войск армии в составе 18-й мсбр 18-го тк, 705-го и 574-го сп 121 сд по батальону от каждого полка, двух танковых батальонов и двух взводов автоматчиков 14-й тбр. Перейдя в контрнаступление, группа к 20:00 овладела северной окраиной Подгорного. Сильная противотанковая оборона противника и введение им в бой большого количества огневых средств не позволило группе выполнить задачу овладения Подгорным полностью».
И напоследок самый интересный документ — донесение командующего 40-й армией Попова генерал-лейтенанту Голикову от 8 июля 1942 года. Он описывает не только атаку на Подгорное, но и предшествовавшие ей события:
«07.07.1942 противник силами более 100 танков и двух полков пехоты при поддержке миномётного и артиллерийского огня повёл наступление из района Подклетного на Подгорное и северную окраину Воронежа. К этому времени фронт Подгорное — северо-западная окраина города оборонялся 605-м сп 232-й сд, потрёпанным в предыдущих боях, и поддерживающим лёгким артполком РГК. По юго-западной и южной окраине города оборонялся 18-й тк своими 40 танками. Полки НКВД ещё 06.07.1942 после просочившихся в город автоматчиков самовольно оставили город (кроме 287-го сп и двух взводов других полков). К началу наступления противника 121-я сд, имеющая по 250–300 человек в полку, и 14-я тбр (16 танков) только подходили к южной опушке лесов, что севернее Воронежа. В результате упорного боя, длившегося целый день и сопровождавшегося большими потерями обоих сторон, противнику удалось прорвать нашу оборону и группой 18–20 танков с пехотой прорваться в город на его северную окраину, одновременно оттеснить 605-й сп, крайне неустойчивый, и где уже расстреляно много трусов и паникёров. Противник овладел Подгорным и рощей северо-восточнее и юго-восточнее Подгорного.
В 19:00 организовал контратаку частями 121-й сд, 14-й тбр и мотострелковой бригадой 18-го тк, в результате которой части, понеся большие потери, овладели частью Подгорного и рощей у Подгорного. На этом участке противник отошёл, понеся большие потери в живой силе и технике. Наши потери 13 танков, людские потери около 300 человек».
Таким образом, на основании всех этих документов можно прийти к выводу, что поставленная перед сводной группой задача полностью освободить от противника Подгорное не была выполнена — удалось захватить лишь северную часть села, но на следующий день была оставлена и она.
Осталось подсчитать потери. Согласно отчёту о боевых действиях, 14-я тбр в ходе наступления на Подгорное потеряла 13 своих танков.
В официальных немецких документах данные по имеющимся в строю танкам 3-й мд с 7 по 8 июля изменились незначительно: количество Pz.Kpfw.III уменьшилось с 33 до 32, а Pz.Kpfw.IV даже наоборот, увеличилось с четырёх до пяти — видимо, за счёт возврата в строй из ремонта. Таким образом, можно предполагать, что во время отражения атаки на Подгорное потери 3-й мд составили один Pz.Kpfw.III.
В донесении командующего 40-й армией Попова фигурирует цифра людских потерь в этом бою: 300 человек. Очевидно, это суммарные данные по 18-й мсбр и сводному отряду 121-й сд. В районе Подгорного у 3МД в этот день 13-14 убитых, с ранеными наверно будет человек 40-50 потерь.
Возвращаясь к советским потерям, необходимо вспомнить и о том состоянии, в котором находились танки 14-й тбр, многие из которых требовали немедленного ремонта. Например, согласно наградным документам, у танка БТ-7 взводного 2-го тб старшего сержанта Николая Бровина из-за неисправности КПП на ходу выключалась скорость. Механик-водитель старший сержант Фёдор Коваленко перед атакой привязал рычаг верёвкой и в таком состоянии повёл БТ-7 в атаку. Вряд ли в лучшем состоянии были и остальные машины, участвовавшие в этом контрударе.
После первой попытки советской стороны отбить Подгорное немецкие подразделения, оборонявшие село, получили пару дней отдыха. В этот период уже упоминавшийся выше ефрейтор Хубер из 3-й мд написал очередное письмо домой, в котором есть такие строки:
«За последние два дня я съел столько кур и яиц, что уже не могу на них смотреть. В любое другое время мы были бы счастливы. Теперь у нас есть 200 яиц, 50-кг ящик сливочного масла и ящик свиного сала, а также 10 цыплят на моей машине. Мы хотим их возить с собой так долго, как только сможем. Как бы обрадовались некоторые семьи дома, если бы у них было наше изобилие, но ничего не поделаешь. Возможно, пройдёт ещё много времени, прежде чем подобное повторится, потому что большие города с таким изобилием в России встречаются редко. Я бы предпочёл обойтись меньшим, если бы мог находиться дома, потому что для немца, который любит порядок и чистоту, российский опыт — это почти предел. Прежде, чем мы предприняли нашу атаку на город, «Штука» за «Штукой» прилетали непрерывно в течение часа, почти полностью разрушив город. Я никогда раньше не испытывал в России ничего более ужасного. Русские были совершенно бессильны. Я надеюсь, что мы никогда не испытаем того, что пережили русские. Пленные рады, что они вырвались из этого ада».
А что же советская сторона? После первой атаки на Подгорное 14-я тбр, лишившаяся практически всей матчасти, была выведена в резерв Воронежского фронта на переформирование и в дальнейших боях за Подгорное не участвовала.
03 апр 2021, 20:12
Фраука-2 писал(а):
Прежде, чем мы предприняли нашу атаку на город, «Штука» за «Штукой» прилетали непрерывно в течение часа, почти полностью разрушив город. Я никогда раньше не испытывал в России ничего более ужасного. Русские были совершенно бессильны. Я надеюсь, что мы никогда не испытаем того, что пережили русские. Пленные рады, что они вырвались из этого ада».
Фраука-2 писал(а):
В 19:00 организовал контратаку частями 121-й сд, 14-й тбр и мотострелковой бригадой 18-го тк, в результате которой части, понеся большие потери, овладели частью Подгорного и рощей у Подгорного.

Два мира, два шапира. Что тут скажешь.
Однова, что советский агитпроп так уж въелся в мозги, что всё пытаешься себе внушить, как наши солдатиков то берегли, в отличии от фашистов.

А, ета... Есличо - "Штука" - это пикировщик, Юнкерс 87. Высокоточное оружие той войны. А у наших как на грех - войскового ПВО не было. Просто не существовало как явления. Могли с максимки потарахтеть в небо.
05 апр 2021, 21:56
А, ета... Есличо - "Штука" - это пикировщик, Юнкерс 87. Высокоточное оружие той войны. А у наших как на грех - войскового ПВО не было. Просто не существовало как явления. Могли с максимки потарахтеть в небо.

В 1942 г. в стрелковых полках ПВО - 6 счетверенных "максимов". В стрелковых дивизиях и мотострелковых бригадах - 6-8 37-мм зениток, но их не хватало, поэтому в 1943 г официально утвердили 9 ДШК в качестве ПВО для стрелковой дивизии и мотострелковой бригады.
06 апр 2021, 08:56
Я часто задавал себе вопрос :" почему Екатерина Великая" так нелюбила Москву?
Почему Романовы постоянно сидели в Питере?

Почему почему так много зданий и древних архпамятников истории были сожжены или полностью разобраны во время ее правления?
Именно же с ее указа был полностью каталогизирован, обмерян и разобран по колышку загородный царский дворец в Коломенском, изначально построенный ( перестроенный) одним из первых в династии самих Романовых - Алексеем Михайловичем (Тишайшим)?

Все что было деревянного тогда в царском комплексе, все было сожжено и вместо были построены каменные строения уже в " современном" тогда - стиле русского классицизма.
Хорошо что остались чертежи и обмерные документы на основании которых при Лужкове и была построена заново реплика деревянного царского дворца в Коломенском.
Ну не из ненависти же к " русской старине" Екатерина это делала, хотя я понимаю, что квасной патриотизм и азиопская закостенелость может раздражать кого угодно. Но системность уничтожения " старого облика Московии" действительно вызывала вопросы.

То же касалось и строений в Кремле и других царских ( федеральных) строений везде. Туда куда ехала царица с визитами - там срочно строились совершенно новые здания, от церквей до " павильонов" и до " дорожных/ охотничьих домиков".

Я не знал, что в 1770гг в Москве была чумная эпидемия, пришедшая с армией с Южного фронта со времён войны с турками. То есть чума гуляла по стране задолго до 1770.
Вот тут статья об этом периоде https://naked-science.ru/article/histor ... =inarticle

Поведение царицы было обусловлено санитарной необходимостью.

По ссылке - легко читаемая статья ещё и о том что в принципе ничего в обществе с тех пор не изменилось.
Покуизм, правовой нигилизм, эгоизм, привязанность к материальному в условиях хронической бедности или ограниченных ресурсов - все как было 250 лет назад так и есть.
06 апр 2021, 11:44
Москва горела ещё всю дорогу. Раньше то пофиг было - что не набег татар или поляков, то всё в головешки. Дело привычное. А при Империи уже видать затянулись спокойные времена, стали опасаться. Вот и строили каменное.
Русская архитектура - не синоним дров. Домонгольская, во многом каменная. Псков там, Новгород.
06 апр 2021, 13:28
Конечно же! каменная архитектура на Руси всегда была в достатке. Я о том что Екатерина много чего перестраивала ни с того ни с сего. И я думаю что это была не просто дань моде от просвещённой царицы. Кому вот мешал деревянный дворец в Коломенском? Но вот разобрали же. Хотя парадоксально, но именно благодаря Екатерининскому указу его разобрать, он « дожил» до наших дней .
Или грандиозные планы по перестройке всего Кремля? https://toptigki.livejournal.com/37554.html?
Ну слава богу что они не были претворены в жизнь, а то бы мы и не знали как вообще оно все было до Романовых. Вот откуда такой зуд все разрушить ?
Но надо признать, что каменные строения и при Екатерине не трогали так легко как деревянные. Церкви , монастыри, некоторые крупные купеческие подворья и присутственные места то стоят ( ну те что большевики не взорвали, конечно)
06 апр 2021, 17:29
Gard писал(а):
Кому вот мешал деревянный дворец в Коломенском?
Да сгнила нах дачка. Думаю строили на скорую руку. При Алексее Тишайшем ещё чего-то ремонтировали, перестраивали. А потом сто лет наверное стоял как есть. Так что Катерина скорее всего приняла единственно верное решение.
17 апр 2021, 17:09
"В журнале боевых действий 51-й армии оборона Цимлянской оценивалась довольно резко: «1-й батальон 561-го сп при встрече с противником разбежался в панике и частично переправился на левый берег реки Дон». 51-я армия генерал-майора Н.И. Труфанова — так же, как и 64-я армия генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова — частью сил или выходила на рубежи обороны, или лишь выгружалась на станциях железной дороги Сталинград — Тихорецк. Дрогнувший батальон прибыл в Цимлянскую накануне днём, остальные подразделения 561-го стрелкового полка (сп) выходили в район обороны на южном берегу реки у населённых пунктов Красный Яр — Лог — Богучары. Днём 16 июля приданный 91-й сд 19-й отдельный полк гвардейских миномётов (огмп) закапывал свои «катюши» у Красного Яра.
Ниже по течению у станицы Константиновская к Дону вышли передовые части дивизии «Гроссдойчланд».
Командир роты 29-го сапёрного батальона обер-лейтенант Мюллер так описывал прорыв боевой группы через Дон:
«16.07.42 в 11:00 боевая группа Градля, состоящая из 129-го танкового батальона, усиленного 29-го мотоциклетного батальона, 4-го дивизиона 29-го артиллерийского полка и 3-й роты 29-го сапёрного батальона, находившаяся севернее Морозовской, получила боевую задачу выйти к Дону в районе Цимлянской, захватить мост и создать плацдарм. Боевой порядок был составлен соответствующим обстановке образом: в авангарде находились два взвода сапёрной роты с коротким мостоукладчиком. Движение шло непрерывно, необходимо было как можно быстрее пройти 100 километров. В деревнях то тут, то там встречались русские подразделения, которые открывали ружейный огонь. Мы, не останавливаясь, двигались дальше на юг. Так мы достигли высот на берегу Дона».
«Перед Цимлянской у дороги тянулись полевые укрепления, там был даже пост, из которого на нас с удивлением смотрели. Далее дорога круто спускалась в село. Головной дозор остановился на отмелях у реки. Мы искали мост, способный пропускать машины, и в дикой спешке строили понтон, ведь день уже подходил к концу. Часть мотоциклистов со своим командиром гауптманом фон Мутиусом во главе, всего в количестве полутора взводов, пешком дошли до моста, взяли его, перешли на другой берег и захватили плацдарм. Теперь стало совершенно темно. Мы занимали круговую оборону, рядом с нами стоял русский КВ-2 с буксировочным тросом. Как выяснилось позже, его экипаж всё ещё был внутри. Гауптман фон Мутиус находился на вражеском берегу, временный русский мост горел. Наступление через горящий мост было признано невозможным. Ночью пришёл дивизионный приказ остановить наступление и окопаться».
Пока немецкие солдаты переходили мост, забитый брошенными повозками, к переправе были направленны подразделения 561-го сп, которые атаковали переправившуюся группу гауптмана фон Мутиуса. В 20:20 19-й огмп дал дивизионный залп по северному берегу: семь установок израсходовали 162 снаряда. Ночью и утром следующего дня «катюши» ещё два раза накрывали район переправы, а от огня 168-го миномётного дивизиона (минд) стоявший на мосту транспорт загорелся, и 70 метров переправы обвалились. «Под сильным напором противника и при отсутствии резервов, он снова отошёл на северный берег», — говорится в журнале боевых действий 29-й мд о неудачной попытке создать плацдарм.
Сорвав попытку немцев форсировать Дон, 91-я сд продолжала подтягивать тылы и артиллерию. Командование немецкого XLVIII танкового корпуса подгоняло мотопехоту 29-й мд, но вмешалась погода: вечером начался сильный ливень, который шёл до утра, дороги стали непроходимыми, и марш отложили на сутки. Начать форсирование реки, подтянув тылы и дождавшись прибытия штурмовых лодок из резерва армии, немецкой мотопехоте удалось только в ночь на 21 июля.
Узнав о выходе немецких войск на берег Дона и принимая доклады авиаразведчиков 8-й воздушной армии о движении многочисленных колонн техники и пехоты противника на юг, штаб Сталинградского фронта принял решение отправить на линию разграничения 51-й и 64-й армий мобильный отряд. Вечером 19 июля, согласно распоряжению штаба фронта от 18 июля, передовой отряд был сформирован в 29-й сд. В него вошли две роты 128-го сп, батарея противотанковых «сорокапяток», батарея 77-го артиллерийского полка (ап), пулемётная и миномётная роты, рота ПТР и рота автоматчиков, сапёрный взвод 29-й сд — всего 500 человек личного состава, 20 автомашин, три 76-мм и четыре 45-мм орудия, 12 миномётов, а также 20 танков Т-34 2-го батальона 137-й танковой бригады (тбр). Командиром отряда назначили заместителя начальника автобронетанкового управления 64-й армии майора Д.Г. Суховарова.
В 04:30 20 июля отряд начал движение из хутора Генераловский. Пройдя 100 км, к утру 21 июля он прибыл в район хутора Харсеев и станицы Жуковская, в расположение оборонявшейся здесь 138-й сд, и поступил в подчинение командира дивизии полковника И.И. Людникова. Фактически, отряд Суховарова оказался в нужное время в нужном месте.
В 01:00 21 июля мотоциклетный батальон 29-й мд, несколько танков и орудий начали интенсивный обстрел южного берега Дона, якобы прикрывая переправу своих войск. В 02:15 в нескольких километрах выше по течению началась настоящая переправа с использованием штурмовых и надувных лодок.
Без единого выстрела со стороны советских частей немецкие пехотинцы высадились и закрепились в мелком кустарнике. В 05:10 на южный берег переправились уже три батальона немцев. По пойме Дона мотопехота начала движение в направлении поселков Красный Яр, Богучары, Лог, Попов в полосе обороны 561-го сп 91-й сд. Встретив упорное сопротивление советских подразделений на окраинах поселков, выйти из поймы Дона на оперативный простор пехотинцам 29-й мд не удалось. Единственным успехом утренней атаки немцев стал захват хутора Попов.
Стоить отметить, что спокойное форсирование противником реки произошло не только вследствие растянутого на примерно 50 км фронта полков 91-й сд, но и ослабления обороны 561-го сп из-за проведения операции по захвату станицы Цимлянской. Согласно приказу штаба 51-й армии, 2-й батальон 561-го сп с взводом автоматчиков и взводом ПТР под командованием заместителя командира полка майора А.С. Деревянко вечером 20 июля форсировал Дон и, сбивая охранение немцев, атаковал Цимлянский винсовхоз. В истории 29-й мд об атаке 2-го батальона 561-го сп говорится следующее:
«В то же самое время на западном фланге противник силами до двух батальонов попытался контратаковать и с криками «Ура!» смог продвинуться до артиллерийских позиций. Командир 2-го дивизиона 29-го артполка майор Шрёдер был убит, многие офицеры и солдаты ранены. Один батальон из 71-го полка пришёл на помощь артиллеристам и очистил наш берег. Русским пришлось спасаться вплавь, так как их баржи находились на другом берегу. Часть из них была взята в плен».
В бою погиб руководивший операцией майор Деревянко, а командир 2-го батальона 561-го сп старший лейтенант В.З. Майданников был ранен. Но согласно журналу боевых действий 29-й мд, всех советских бойцов сбросить в Дон не удалось, так утром колонна грузовиков, двигавшаяся к переправе у хутора Потайновский, попала под огонь группы красноармейцев.
Штаб 29-й мд запросил у командования XLVIII танкового корпуса поддержку с воздуха, и в 15:00 началась интенсивная бомбёжка позиций 561-го сп. В журнале боевых действий 91-й сд сказано, что находившийся в обороне у хутора Лог 1168-й пушечный артиллерийский полк (пап) без причины снялся с огневых позиций и отступил на юг. Однако согласно документам 29-й мд немцев, отход советских артиллеристов не был беспричинным: «В 15:00 бомбёжка хутора Лог. Одной бомбой были уничтожены боеприпасы вражеской батареи, расположенной южнее Лога. Расчёты оставили свои орудия». От налётов авиации 1168-й пап потерял четыре пушки и три трактора, два орудия были оставлены на позициях.
В первой половине дня 21 июля учебный батальон и рота 3-го батальона 561-го сп и две роты Краснодарского пулемётного училища контратаковали немцев под Богучарами, но понесли большие потери от ударов авиации и массированного артиллерийского и миномётного огня. Немцы отметили особо дерущихся русских из «офицерской школы».
В то же время в середине дня отряд Суховарова совместно с 3-м батальоном 344-го сп 138-й сд начал наступление на Красный Яр. Поначалу остановленный сильной бомбёжкой с воздуха, к вечеру отряд занял хутор.
В 02:00 3-й батальон 561-го сп и миномётный дивизион по распоряжению своих прямых начальников отошли, не поставив в известность отряд Суховарова, и немцы силой до двух рот автоматчиков при поддержке до двух миномётных батарей и станковых пулемётов перешли в наступление, создав угрозу окружения отряда. Под прикрытием своих миномётов и 45-мм пушек отряд отошёл на южные окраины Красного Яра. Из окружения не вышла батарея 45-мм пушек и два миномётных расчёта. По докладу расчётов ПТР, пушки и машины были взорваны и приведены в негодность.
5-я рота 15-го мп наступала на Лог и, попав в 200 метрах от окраины села под сильный огонь, — как сказано в журнале боевых действий 29-й мд, «с хорошо оборудованных полевых позиций», — залегла. Ефрейтор Фридрих Шиндлер из 5-й роты сделал следующую запись в своём дневнике:
«21 июля в 02:15 в первой волне штурмовых лодок мы переправились через Дон. Выпрыгнули на другом берегу, вскарабкались вверх по песчаному склону и заняли позиции. Пройдя болото, мы вышли на открытую местность и увидели в 2 километрах посёлок Лог — нашу ближайшую цель атаки. В глубокой тишине мы двигались вперёд. Примерно в 500 метрах от занятой противником деревни мы остановились и стали окапываться. Утром к нам присоединился наш командир роты обер-лейтенант Вернер. Мы понесли большие потери от сильного вражеского огня. По колено в воде, через заболоченную местность, мы всей ротой пошли вперёд в атаку. 3-й взвод через 100–200 метров развернулся на левую окраину посёлка, а 1-й и 2-й взводы шли по открытой местности и продолжали нести потери. Русские расстреливали нас из пушек и пулемётов, нельзя было высунуть даже носа. Поступил приказ до темноты эвакуировать всех раненых и тяжёлое имущество в исходный район. Нервы были измотаны нечеловеческими усилиями, две ночи прошли без сна, без горячей еды, в пыли и жаре. На следующий день мы, наконец, увидели слева так долго и страстно ожидаемые наши танки. Танки атаковали в основном в направлении левого края деревни».
Первые пять танков и два штурмовых орудия к 07:20 утра 22 июля были переправлены по построенному в течение предыдущего дня мосту и отправлены на поддержку 5-й роты. Несмотря на то, что ночью советские ВВС бомбили район Цимлянской, и попаданием бомбы в один из пролётов моста удалось прервать по нему движение, спустя два часа немецкие сапёры восстановили переправу.
23 июля 1942 года в 04:00 отряд майора Суховарова атаковал Красный Яр, двигаясь на правом фланге 633-го сп. Ожесточённый бой на улицах села продолжался до 11:00. Во время атаки был ранен командир батальона, которого сменил помощник начальника штаба 128-го сп старший лейтенант Н.И. Денежкин, и, продолжив наступление, советские подразделения выбили немецкую мотопехоту из села.
За время боя 29-я мд потеряла подбитыми 2 Pz.Kpfw.II.
Согласно оперативной сводке 138-й сд от 22 июля, в отряде Суховарова два Т-34 сгорели и два были подбиты, не имели потерь артиллеристы, однако у пехоты «осталось около 70 стрелков, до 20 автоматчиков, два ПТР. Критическое положение с боеприпасами: нет снарядов, 82-мм и 50-мм мин, патронов к ППШ и ПТР, горючего».
В оперсводке 137-й тбр за 21–23 июля говорится, что 2-й батальон бригады провёл шесть атак на Красный Яр. В ходе уличных боев немцев удалось оттеснить на северную окраину села, после чего батальон в 14:00 23 июля был выведен из боя. Танкисты потеряли сгоревшими три Т-34, не вернулись из атаки два танка, девять были подбиты. Подбитые танки восстанавливали силами бригады. Потери личного состава составили 13 человек убитыми, пять ранеными, 11 человек числились не вернувшимися из атаки.
Потери отряда майора Суховарова были большими, но говорить о его полной гибели нельзя — из 500 человек было убито 50, ранено 127, пропало без вести 122. Потеряно 6 минометов и 4 45-мм пушки.
18 апр 2021, 08:49
А. Г. Шкуро в окружении СМЕРШевцев, май 1945 г.
25 апр 2021, 15:22
Вполне естественно, что мы пытались путем пропаганды усилить разложение, внесенное революцией в русские войска.

На родине у нас был человек, поддерживавший сношения с жившими в Швейцарии эмигрантами; он пришел к мысли привлечь некоторых из них к этому делу, чтобы еще скорее отравить и подорвать моральное состояние русских войск. Он обратился к депутату Эрцбергеру, а Эрцбергер – в Министерство иностранных дел. Таким образом, дело дошло до ставшей впоследствии известной перевозки Ленина в Петербург через Германию.

Мне не известно, знало ли Верховное командование что-либо об этом мероприятии; командующий Восточным фронтом ничего о нем не знал. Мы узнали об этом лишь несколько месяцев спустя, когда заграничные газеты начали упрекать за это Германию и называть нас отцами русской революции.

Нет слов, чтобы достаточно энергично возразить против этого обвинения, ложного, так же как и все другое, исходящее из неприятельской пропаганды против нас. Как я уже выше сказал, революция в России была сделана Англией; мы, немцы, в войне с Россией имели несомненное право усилить революционные беспорядки в стране и в войсках, когда революция, вопреки первым надеждам, не принесла нам мира.

Подобно тому, как я пускаю гранаты в неприятельские окопы, как я выпускаю против них ядовитые газы, так же я имею право в качестве врага употреблять против него и средства пропаганды. И надо иметь в виду, что в то время, кроме Ленина, в Россию проникло много большевиков, живших до того времени в качестве политических эмигрантов в Лондоне и Швеции.

Как я уже сказал, лично я ничего не знал о перевозке Ленина. Но если бы меня об этом спросили, то я вряд ли стал бы делать какие-либо возражения против этого, потому что в то время ни один человек не мог предвидеть, какие несчастные последствия должно было иметь выступление этих людей для России и всей Европы.
Макс Гофман
Война упущенных возможностей
28 апр 2021, 17:31
Английская Википедия дает интересные детали пребывания Джугашвили у немцев.

Во время допроса Джугашвили ругал (openly criticised) свою дивизию и другие части Красной Армии, заявляя, что они не готовы к войне, а также отметил плохое руководство войсками (military commanders behaved poorly)

Джугашвили давал понять, что Британия была слабой империей и никому не помогала и восхвалял Германию, говоря, что это единственная оставшаяся крупная империя, и что без нее «вся Европа была бы ничем.»

Джугашвили был открытым антисемитом, утверждая, что евреи «торгуют или стремятся сделать карьеру в инженерии, но они не хотят быть рабочими, техниками или крестьянами. Вот почему никто в нашей стране не уважает евреев»

Он ссорился с британскими военнопленными и часто вступал с ними в потасовки.
28 апр 2021, 18:22
Это тот который Василий?
28 апр 2021, 18:25
Яков надо полагать, Василий в плену не был.
01 май 2021, 17:38
До приказа о вводе в бой у 1-й танковой армии генерал-майора К.С. Москаленко было двое суток, и утром 25 июля 56-я танковая бригада (тбр) полковника В.В. Лебедева первой переправилась по мосту на западный берег Дона. Выйдя на дорогу, проходящую по высотам вдоль реки, танки 1-го батальона попали под плотный артиллерийский огонь из района фермы №2. В ходе боя танкисты полковника Лебедева потеряли три «тридцатьчетвёрки», одна из которых сгорела, а две были подбиты.
Таким образом, передовой отряд 3-й моторизированной дивизии (мд) немцев был остановлен в 3–5 километрах от переправы, однако угроза потери моста сохранялась. Так как наступать танками вдоль правого берега Дона было невозможно из-за крутых склонов и глубоких балок, заросших деревьями, комбриг Лебедев развернул в направлении хутора мотострелковый батальон. Мотострелкам было приказано во что бы то ни стало отбить Рубеженский, но атакующая пехота залегла в 500 метрах от окраины под пулемётным огнём.
Танки и мотострелки 56-й тбр действовали совместно с учебным батальоном 184-й стрелковой дивизии (сд). Бывший курсант учебного батальона Иван Елисеевич Мищенко впоследствии вспоминал:
«Я за танком пристроился, чтоб с ним пройти немного дальше к взводу; он только поднялся, и в него попал снаряд. Я только заметил, как он вздрогнул и вспыхнул. С нижнего люка два танкиста выскочили, объятые пламенем. Но там уже не до спасения. Если человек пламенем объят, надо же какое-то приспособление, чтоб тушить, а чем солдату тушить — противогазом?! Их начало гнуть на колени, локти — люди горят, всё это страсть, всё это на себе переживаешь. Я обошёл их и до взвода добежал, а там уже наш командир роты меня опередил: я пошёл по балке, а он напрямую рванул. Противник начал терять свои силы, отступать, и наши танки их преследовали, а мы не отрывались от них. Я разыскал свой взвод и не смог сразу узнать ребят. Прошёл какой-то час боя, не больше, а все курсанты стали неузнаваемые: черные, перекошенные лица».
История 3-й мд вермахта подтверждает мысль, что в тот день всё висело буквально на волоске:
«25 июля должно было принести нам захват Калачёвского моста. Рано утром, в 03:00, майор Йозеф Фау ввёл в бой мотоциклетный батальон, который должен был подавить небольшой плацдарм у Калачёвских мостов и потом занять сами мосты. Ещё в первой половине дня, в ходе шедших с переменным успехом боёв против 20 советских танков, среди которых были Т-34, удалось ворваться на первые пехотные позиции в трёх километрах южнее высоты 169.4. Гауптман Фридрих-Вильгельм Болле из 2-й роты погиб. Голова колонны уже могла видеть долину Дона и мосты».
Остановив продвижение немцев к переправам, вечером на высотах за Доном западнее Калача закрепились три танковых и одна мотострелковая бригады 28-го танкового корпуса (тк) и 482-й стрелковый полк (сп) 131-й сд.
В штабе 6-й армии вермахта продвижение частей 3-й и 60-й мд к переправам в первой половине дня описали как «бои против врага с отдельными танками». Штабисты Паулюса сетовали, что донесений о форсировании Дона пока нет, но к вечеру сообщение из XIV танкового корпуса исключило возможность захвата переправ: «3-я и 60-я моторизованные дивизии ведут ожесточённый оборонительный бой севернее Калача. На подходе со стороны Калача свыше 200 танков». На помощь мотопехоте пришлось бросить основные силы VIII воздушного корпуса люфтваффе.
Ещё в темноте советские танкисты атаковали порядки 3-й мд, однако одновременного удара не получилось, так как экипажи 56-й тбр отбивали атаку девяти немецких танков от совхоза «10 лет Октября» на Рубежинский. В короткой схватке они подожгли три вражеские машины, вынудив остальные отойти в совхоз. В то же время 39-я тбр полковника Ф.В. Румянцева натолкнулась на шквал огня и за день боя потеряла 24 Т-34, 16 Т-70 и два Т-60, при этом 11 «тридцатьчетвёрок» сгорело.
Атака 56-й тбр полковника В.В. Лебедева на совхоз началась в 03:30 без двух рот Т-34 1-го батальона, которые вышли в атаку только в 06:00 — офицер связи не смог их найти, и только с рассветом потерявшиеся танки обнаружили разведчики. Под огнём немецких танков и артиллерии наступление захлебнулось, и в штаб бригады пришла записка от офицера штаба лейтенанта Солодовникова:
«Нахожусь на восточной окраине птицефермы, веду наблюдение в районе расположения наших танков; северо-западнее птицефермы горит один танк, за высотами миномётный огонь противника. Северо-восточнее лощины танки стоят, горит два танка. Пытался узнать, почему остановлены танки; пройти невозможно от миномётного огня».
В 13:00 на совхоз была брошена рота КВ 158-й тбр. Одним из восьми тяжёлых танков командовал недавний выпускник танкового училища лейтенант Василий Крысов. Впоследствии в своих мемуарах Василий Семёнович писал:
«От врага нас отделяло уже около километра, и немцы, разглядев, что наступает множество танков, открыли шквальный огонь: одновременно ударили танковые, противотанковые, полевые и даже зенитные орудия. Перед фронтом наступления мгновенно взметнулись сотни разрывов, загремела канонада, заколебалась донская земля. Стреляли немцы очень метко. Один снаряд взорвался метрах в 20 впереди танка. Почти сразу рикошетом по левому борту ударил второй, нашу 47-тонную машину тряхнуло, пламя разрыва осветило боевое отделение — казалось, танк горит. Но члены экипажа не двинулись со своих мест, никто не хотел показать, что испугался, все с напряжением ждали моей команды. Я видел пламя выстрела орудия, но саму хорошо замаскированную пушку не разглядел, потому дал команду водителю:
— Толя! Давай зигзагами! — И наводчику с радистом: — Виктор, Николай! Пулемётами, по орудийной прислуге! Огонь! Танк увеличил скорость и начал рыскать по полю, резко маневрируя, не давая вражеским наводчикам произвести прицельные выстрелы. Рикошетные удары продолжали сыпаться по правому и левому борту, не причиняя, однако, серьёзных повреждений корпусу, машина продолжала мчаться на вражеские пушки. Все наши танки вели огонь из пушек и пулемётов с ходу и с коротких остановок, огненные языки вырывались из стволов орудий, прочерчивали поле боя трассирующие пулемётные очереди.
Чтобы осмотреться, мгновенно крутанул головку перископа. Справа горело два танка. Слева встал танк взводного Серова; я понял, что он подорвался на мине, так как командир открыл люк и бросил вперёд дымовую гранату, имитируя горение машины. Танк Миши Мардера, как и наш, зигзагами летел на пушки врага. По нашему танку уже било второе орудие, замаскированное в сарае. Пока мы дошли до вражеских траншей, немцы успели нанести нам три рикошетных удара. Один снаряд попал в запасной 90-литровый масляный бак, прикреплённый стяжками на левом подкрылке. Пламя охватило всю левую часть моторно-трансмиссионного отделения.
— Толя, дави пушку! — скомандовал механику, а сам схватил огнетушитель и, высунувшись в люк, задавил пламя. До сарая с пушкой оставалось каких-то 50 метров. — Виктор, поверни пушку назад! — скомандовал наводчику.
Меньше чем через минуту танк сильно качнуло, и под днищем раздался сильный металлический скрежет раздавленного орудия. Разбрасывая бревна и доски, наш танк протаранил сарай насквозь! С громовым «Уррр-а-а-а!» уже шла в штыковую наша пехота. И немцы дрогнули, не приняв штыкового боя, стали отходить на северную окраину села по ходам сообщения, бросая гранаты с длинными деревянными ручками и прикрываясь пулемётным огнём».
По берегу Дона, через непроходимые для танков овраги пробивались 482-й и 593-й сп 131-й сд; к концу дня 26 июля они вышли на склоны высоты 174.9 и, встретив сильное сопротивление, стали окапываться. Слева от танкистов 28-го тк с марша начала наступление 196-я сд; её командир комбриг Д.В. Аверин развернул 844-й сп на совхоз «10 лет Октября», который и занял во взаимодействии с танками 28-го тк. Другие два полка дивизии, оставив заслон фронтом на запад у рубежа Володинский — Остров, наступали по восточному берегу реки Лиска на Скворин, но были остановлены. В оперсводке дивизии за 26 июля отмечалось, что «авиация противника группами по 20–25 самолётов беспрерывно бомбит боевые порядки пехоты».
Сместив удар двух стрелковых полков западнее, удалось занять хутор Еруслановский, но дальнейшее наступление 196-й сд с 648-м отдельным танковым батальоном (отб) на Сухановский было остановлено на высотах южнее хутора контратаками немецких танков и огнём артиллерии.
Утром 27 июля все танки 158-й тбр подполковника А.В. Егорова переправились на правый берег Дона, при этом от ударов с воздуха и артобстрела получили повреждения четыре КВ-1. О последующем наступлении роты тяжёлых танков 158-й тбр на хутор Липо-Логовский командир 55-й тбр полковник П.П. Лебеденко вспоминал:
«Очевидно, это и есть обещанная помощь. Я соскакиваю на землю: нужно встретиться с их командиром, договориться о совместных действиях. Но что такое? Танки уже в расположении бригады, а скорости не снижают. Бросаюсь навстречу головному, руками даю сигнал остановиться и тут же отскакиваю. Машина, чуть не задев меня, проносится мимо. В лицо бьёт тепло нагретого металла. Пробую остановить вторую, мчащуюся правее, но безуспешно. Не внимают и Николаеву, тоже пытавшемуся задержать хоть один танк. Перестраиваясь на ходу в боевой порядок, тяжело сминая грунт, десятка КВ с рёвом выносится на склон высоты, с достоинством богатырей переваливает гребень и скрывается из виду. С минуту я стою в полном смятении и облизываю вдруг пересохшие губы. С внезапно свалившейся усталостью приваливаюсь спиной к прохладной броне своей «тридцатьчетвёрки». За высотой вдруг вспыхивает перестрелка. Среди бешеного хора вражеских орудий с трудом улавливаются глуховатые ответы танковых пушек. Грохот за курганом длится несколько минут. Постепенно выстрелы становятся реже и, наконец, совсем смолкают. Устанавливается тишина. Жуткая, напряжённая, полная неизвестной пока ещё трагедии».
Следом за 158-й тбр через злополучную высоту 174.9 начала атаку 56-я тбр, но так же, как и другие танковые бригады, встретила ураганный огонь и продвижения не имела. По данным журнала боевых действий 6-й армии вермахта, советские танки были остановлены контратаками, при этом «уничтожено 39 (из них 28 тяжёлых) танков противника». Таким образом, 158-я тбр потеряла почти все свои танки.
Наступление советских танков и пехоты поддерживали Ил-2, которые атаковали позиции немецкой артиллерии и танков у хутора Липо-Логовского. Вот строки из официальной истории 3-й мд о событиях 27 июля: «Теперь на оборонительные позиции был подтянут ещё один тяжёлый зенитный взвод. 3-я зенитная батарея обер-лейтенанта Гельмута Шпекенхайера, тем временем, сбила четыре штурмовика. Одна машина, в которую попали, была направлена русским пилотом в пике и обрушилась на позицию 1-го взвода, разрушила два орудия и убила трёх солдат».
Согласно оперативной сводке 8-й воздушной армии за то же число, из боевого вылета не вернулось два Ил-2 из 622-го штурмового авиационного полка 228-й штурмовой авиационной дивизии. Пилотом одного из штурмовиков был сержант Василий Хоперский.
По немецким данным, 27 июля на южном фронте возникло критическое положение, когда советские войска атаковали и заняли высоту 169.4 (196.8 на советских картах), но танки 3-й мд контратакой отбили её обратно. В Берлине пристально следили за боями 3-й мд в излучине Дона и не поверили заявленному числу подбитых советских танков: «Южнее Липо-Логовского возникло кладбище танков. За три дня дивизия подбила 131 танк. Количество подбитой техники в штаб-квартире фюрера кажется таким невероятным, что Гитлер посылает адъютанта, который лично удостоверяется о правильности сообщённой цифры».
Штабу 1-й танковой армии оставалось только признать, что отсутствие опыта у танкистов, малочисленность собственной пехоты и плохое взаимодействие с соседними стрелковыми частями неизменно приводило к тяжёлым потерям. В бою экипажи чаще всего даже не успевали понять, откуда и кто по ним ведёт огонь. В журнале боевых действий армии осталась такая страшная по своему содержанию запись:
«В боях против наших танков противник применяет противотанковые самоходные орудия с искусственными маскировочными сетями под любой цвет местности. Орудие… калибра 45 мм, с длинным стволом, большой начальной скоростью [снаряда]… с одной позиции даёт два-три выстрела и немедленно переходит на другую позицию, оставаясь незамеченным для наших наблюдателей».
28-й тк потерял 134 танка: 28 КВ-1, 54 Т-34, 35 Т-70 и 17 Т-60.
С целью сковать силы немцев штаб 1-й танковой армии запланировал десант 131-й сд на западный берег Дона. К 11:00 743-й сп майора Г.П. Курзанова без одного батальона форсировал Дон и вышел на северную окраину станицы Голубинской, но переправить артиллерию не удалось, так как понтоны были выведены из строя огнём противника. Под натиском немецких танков и мотопехоты полк в ночь на 28 июля отошёл обратно на восточный берег, при этом потери составили 223 человека убитыми и ранеными, ещё семь человек пропали без вести.
Задачу атаковать Качалинскую c запада 163-я тбр получила ещё утром 24 июля, но начать наступление танкисты смогли лишь со следующим рассветом. В качестве пехоты бригаду полковника Н.И. Беднякова поддерживали 20-я мотострелковая бригада и батальон курсантского полка Краснодарского пехотного училища. Отбить атаки советских танков боевая группа майора Хеннинга фон Вицлебена смогла благодаря поддержке авиации. Только к концу дня 26 июля немцы начали отходить на север, потеряв шесть танков, три из которых были оставлены на поле боя исправными. Потери 163-й тбр составили 21 танк, причём 10 машин — от ударов авиации.
Первые бои советских танковых корпусов — наспех сколоченных, с малочисленными мотострелками, не имевших зенитного прикрытия и поддержки артиллерии и авиации — выявили целый массив проблем, приводивших к тяжёлым потерям. Так, согласно отчёту офицера генштаба при штабе 13-го тк майора И.К. Матусевича, 26 июля начавшая наступление на запад 166-я тбр потеряла направление, вышла в лоб наступающим танкам 169-й тбр, и около часа советские танкисты вели друг по другу огонь перед обороной немцев.
В наступлении 27 июля принимали участие остатки 163-й тбр, которую штаб 62-й армии вернул 13-му тк после атак на станицу Качалинскую и подхода резервов. К концу дня в корпусе Танасчишина осталось всего 27 танков. Малое количество эвакуационных средств приводило к тому, что подбитые танки немцы сжигали артиллерийским огнём уже после окончания боя. Советские танкисты отметили появление на поле боя немецкой экзотики — самоходных орудий «Толстый Макс» (Dicker Max) и «Упрямый Эмиль» (Sturer Emil):
«Наблюдение комсостава отмечает применение самоходных крупнокалиберных противотанковых орудий, с усиленной пробивной способностью, действующих при условиях особой искусственной маскировки и быстрой смены огневых позиций после обстрела танков».
Занявшие круговую оборону на высотах водораздела рек Куртлак и Крепкая подразделения группы полковника Журавлёва 25 июля вновь попытались атаковать в направлении на станицу Клетскую, но «из-за плохого управления и ограниченности в боеприпасах» отступили на исходные позиции и перешли к обороне. После боя 40-я тбр с 644-м отб отошла к южной части котла к хутору Майоровский.
Первая атака 369-го (хорватского) пп 100-й пд на северный периметр котла была отбита сильным миномётным и пулемётным огнём. В ходе скоротечного боя больше всего пострадал 2-й батальон майора Йосипа Плетикосы — девять человек было убито, а 30 (в том числе четыре офицера) ранены. Незадолго до захода солнца советские части при поддержке девяти танков Т-34 нанесли по позициям хорватов контрудар. Контратака была отбита, но 2-му батальону пришлось отступить на два километра. 2-я рота также отступила, потеряв всё своё имущество, хотя её позиции не атаковали.
26 июля 369-й хорватский и 54-й егерский полки возобновили наступление в направлении на Селиваново. 1-й и 3-й батальоны хорватов после упорного боя захватили это село, а 2-й батальон занял хутора Цимлов и Платонов. В плен попало 438 красноармейцев, хорватам досталось большое количество стрелкового и тяжёлого оружия. Потери хорватов составили 14 человек убитыми и 54 ранеными. Таким образом, северный фронт группы Журавлёва был выбит из долины реки Куртлак и занял высоты южнее.
Можно предположить, что пленённые красноармейцы пробыли в неволе не долго. В тот же день у Клетской через Дон переправились 60 бойцов из 278-й сд 21-й армии, которая готовилась к наступлению во фланг 6-й армии. Выйдя на высоты южнее Клетской, группа атаковала колонну противника, которая оказалась колонной пленных красноармейцев. Разогнав конвоиров и освободив 460 пленных, группа заявила об уничтожении стоявшего в степи лёгкого самолёта и захвате грузовика с топливом и снаряжением.
При поддержке четырёх штурмовых орудий и пехотного батальона из 576-го пп 305-й пд 1-й и 3-й хорватские батальоны атаковали советские позиции у фермы №1 совхоза №20. В историографии хорватского полка осталась романтичная запись, что «битва за колхоз продолжалась всю ночь под полной луной». Прорвать оборону вновь не удалось, но советские части попятились южнее, а 369-й пп потерял 21 человека убитыми и 94 ранеными.
К вечеру 26 июля начальник отдела устройства оперативного тыла штаба Сталинградского фронта подполковник Сафонов вёл организационные работы по обеспечению доставки грузов группе Журавлёва. 8-я воздушная армия выделила для проведения операции 272-ю ночную бомбардировочную авиадивизию. Около 30 бипланов У-2 перелетели на Центральный аэродром Сталинграда и ждали доставки грузов, но первые пять грузовиков с боеприпасами прибыли на взлётную полосу только с рассветом. В своей докладной записке подполковник Сафонов обвинил в медлительности и халатном отношении к поставленной задаче как штаб тыла Сталинградского фронта, так и штаб 8-й воздушной армии. Он не исключил возможность того, что и в ночь на 28 июля переброска грузов окружённым не будет осуществлена, так как мешки для сброса находились на складе в Балашове под Саратовом и лишь частично на пути к Сталинграду.
Однако следующей ночью сбрасывать грузы было уже некому. Утром 28 июля советский фронт не выдержал удара северной группы 100-й пд, и в штаб 62-й армии пришло сообщение от полковника Журавлёва:
«297-й сп смят. Контратаки силами 84-го гв.сп и 644-го отб успеха не имели, батальон потерял 10 танков. Противник, нанося удар с севера и востока, вышел на высоты у хутора Майоровский, сжимая кольцо; все попытки восстановить положение не удались. Решил оставить район».
В ответ на радиограмму Журавлёва об отходе командующий сталинградским фронтом генерал-лейтенант В.Н. Гордов отдал приказ командующему 62-й армией генерал-майору В.А. Колпакчи: «Во чтобы это ни стало удерживать район, обеспечив группу боеприпасами и продовольствием». В момент получения приказа стрелковые полки 184-й сд с танками уже прокладывали дорогу на юго-восток на Верхнюю Бузиновку, и на пути у них оказался хорватский батальон. Шедшие без передового охранения хорваты буквально врезались в стоявший наготове для атаки советский полк.
Возникла неразбериха, командир батальона был тяжело ранен, из-за чего хорваты временно остались без командира. Через короткое время их возглавил энергичный офицер и заново повёл в бой, а артиллерийский дивизион заставил красноармейцев залечь. В 19:00 хорваты попытались атаковать с поддержкой трёх штурмовых орудий 244-го батальона, но не смогли пробиться и остановились.
Южнее, вдоль дороги от Майоровского на Верхнюю Бузиновку 54-й егерский полк попал под танки 13-го тк. Утром 28 июля по приказу штаба 1-й танковой армии корпус оставил рубеж у Манойлина и высоты 201.9, и прибыл в Майоровский, где соединился с группой Журавлёва. Получив пехотную поддержку в лице гвардейцев 84-го гв.сп, танки начали наступление на Верхнюю Бузиновку. Согласно истории 100-й пд, события развивались следующим образом:
«54-й егерский полк начал утром наступать на запад в направлении Майоровского. Полк медленно продвигался вперёд — 3-й батальон справа, 2-й батальон слева от дороги — на запад. Примерно на середине склона на противоположной высоте появилась масса вражеских бронемашин. Солдатам 54-го полка не оставалось ничего другого, кроме как окапываться на лишённом укрытий склоне так быстро, как только возможно. Тем временем русский бронированный клин хлынул с противоположного склона через широкую лощину на полк. Там были примерно 25–30 Т-34, среди них бронированные тягачи с прицепленными противотанковыми пушками. Широким боевым порядком позади и рядом с танками следовали массы красноармейцев с примкнутыми штыками.
Всё это войско медленно, но непреклонно поднималось через лощину и по склону. На половине дороги танки остановились и открыли стрельбу из пулемётов и пушек по бессильно застывшим в своих ячейках егерям. Несколько быстро подошедших на позицию противотанковых пушек (16-я рота огневой поддержки) ничего не могли сделать против стальных колоссов, снаряды безрезультатно отскакивали. Орудия были просто смяты гусеницами. Пытавшиеся сопротивляться в окопах егеря были расстреляны и заколоты штыками красноармейцев. Это всё происходило так быстро, что прежде, чем стоящие на выгодных для стрельбы позициях 7-я и 9-я батареи вообще смогли открыть огонь, танки в маленькой балке уже смяли гусеницами не только штаб полка вместе с самокатным, конным взводами и взводом связи, но и расстреляли огневые позиции обеих батарей вместе с орудиями и машинами. Дорога на восток для танкового клина теперь была свободна, и он исчез в направлении Дона. 54-й егерский полк потерял в этот чёрный день 154 человека убитыми, вдвое большее количество было ранено».
Если передовые советские части успешно шли на восток, то арьергарды попали под удар танков 16-й тд. Заместитель командира пулемётной роты по строевой части 294-го сп 184-й сд лейтенант Михаил Яковлевич Лысенко позднее писал:
«Утром, когда наша колонна спустилась в низину, справа от села появились немецкие танки, расстреливая подразделения 184-й стрелковой дивизии в упор. В наступление пошли автоматчики, но ситуацию спасли только танки, приданные нашей дивизии. Сразу же завязался бой, нам негде было развернуться, местность оказалась слишком заболоченной и с глубокими оврагами. Создалась неразбериха, противник превосходил нас по силе. Солдаты, лошади с повозками — все устремились влево по оврагу. Солдаты обогнули заболоченную местность и пытались пробиться к другому берегу, но их настигали вражеские пули. Это было жуткое зрелище. Поддавшись панике, ездовой на лошади с двуколкой прыгнул с обрыва, чудом не зацепив меня колесом. Старшина мне сказал: «Товарищ лейтенант, я ухожу». Я ему крикнул: «Стой!» А он мне говорит: «Посмотрите вперёд». Я глянул, а там в обход болота бежали солдаты, кто куда. Степь горела, и в этом дыму творилось что-то невообразимое, что невозможно описать словами. Как только вышел на сторону заболоченной местности, увидел страшную картину паники: везде лежали разбитые повозки, убитые солдаты и лошади, но при подходе к хутору Верхняя Бузиновка начал восстанавливаться хоть какой-то порядок, и бегущих солдат удалось остановить».
Согласно отчёту 13-го тк, начиная с 18:00 28 июля корпус совместно с 40-й тбр (35 танков) вёл бой за Верхнюю Бузиновку. Занять село удалось только к 22:00 29 июля. Через час полковник Танасчишин получил приказ наступать на Осиновский в тыл 3-й и 60-й мд и выйти на соединение с частями 1-й танковой армии.
В свою очередь, полковник Журавлёв имел приказ штаба 62-й армии ударить на юг через Нижнюю Бузиновку навстречу 196-й сд, но разделяться с танками в условиях окружения было самоубийством. Комкор Танасчишин, постоянно находившийся в боевых порядках, подчинил себе 40-ю тбр, и танки начали движение на Осиновский, перейдя в атаку на высоту 255.4. Комиссар штаба 166-й тбр батальонный комиссар Н.Е. Удалов, находившийся во втором эшелоне группы, писал:
«А между тем, бой за высоту, за выход к своим, с самого начала принял ожесточённый характер. По всему полю боя заполыхали взрывы. С трудом пробиваясь на восток, наши экипажи всё больше охватывали высоту. Однако положение осложнялось с тыла: на восточной окраине Бузиновки, которую лишь недавно оставили наши войска, продолжали накапливаться войска. Из района, где теперь действовали наши танки с автоматчиками, доносились непрерывные отзвуки орудийно-автоматной стрельбы. В то же время, на фоне голубого небосклона, как раз в том месте, где пробивались танковые экипажи бригады, густо вырисовывались контуры высоких столбов чёрного дыма.
Со стороны боя в нашу сторону мчался «Виллис». Ещё в движении комкор встал, а как только машина быстро и плавно остановилась, строго спросил:
— А что это за автоматчики? Почему они не в атаке? Одновременно правая рука комкора легла на кобуру с пистолетом. Однако, зная, что всё сделано как надо, я спокойно ответил:
— Это, товарищ полковник, как резерв и как охрана штаба.
— Так, хорошо. — И бросив взгляд налево, на высоту, мягко добавил: — Но пошли, пожалуй, и их, пусть прочёсывают высотку…
После того, как автоматчики, развернувшись в цепь, скрылись за первым пригорком, комкор добродушно добавил:
— Руководство всем автотранспортом, майор, возьмите на себя. И как только убедитесь, что танки с пехотой прорвались — немедленно отдавайте команду второму эшелону! — Желаю полной удачи, майор! До свидания!»
Увы, все попытки взломать опорный пункт у Осиновского окончились неудачей, и командованием группы было принято решение обойти высоту 225.4 севернее, в направлении хутора Оськинский. В расположение 22-го танкового корпуса утром 30 июля вышло около 5000 человек и 22 танка. Полковник К.А. Журавлёв был назначен командиром 192-й сд, а после боев в излучине Дона преподавал на кафедре оперативного искусства в Высшей военной академии им. Ворошилова.
В последних числах июля в бой в излучине Дона были брошены 22-й и 23-й тк. 22-й корпус генерал-майора А.А. Шамшина в составе 173-й, 176-й и 182-й тбр на момент ввода в бой имел 125 танков. Первые два дня, 29–30 июля, они действовали совершенно без пехоты. Танкистам удалось сбить противника с высот на западном берегу реки Голубая, взять пленных и трофеи, но переломить ситуацию они были не в силах.
23-й тк генерал-майора А.М. Хасина, состоявший из 99-й и 189-й тбр, начал наступление 30 июля из района хутора Еруслановский. При этом 189-я тбр атаковала в направлении Липо-Логовского, а 99-я тбр — на север к Сухановскому. К 1 августа в бригадах осталось по 10 танков. Всё повторялось — плотный артиллерийский огонь, контратаки небольших групп немецких танков и самоходок. Один танковый батальон прорвался на Сухановский и не вернулся. В отчётах 22-го и 23-го тк говорилось, что командный состав вследствие лихорадочного формирования не знал друг друга даже в лицо.
Всего за период с 23 июля по 1 августа 6-я армия вермахта заявила об уничтожении 611 советских танков. В свою очередь, с 23 июля по 2 августа корпус списал в безвозвратные потери 65 танков. Потери в живой силе составили около 3500 человек.
09 май 2021, 10:30
Я такой все таки дурак. Всю жизнь прожил и не знал где находился главный штаб гитлеровской Германии. А располагался он в местечке Майбах.
Было две позиции- Майбах 1 и Майбах 2.

После этого понтовые броневички Уважаемых Людей Госсии выглядят как демонстрация прямого предательства памяти своих предков. ( Хотя возможно их предки то поди и не воевали) .
09 май 2021, 16:56
Gard писал(а):
После этого понтовые броневички Уважаемых Людей Госсии выглядят как демонстрация прямого предательства памяти своих предков. ( Хотя возможно их предки то поди и не воевали) .

Экземпляры, вешающие на свои кредитные ауди и фольксвагены георгиевские ленточки и наклейки "на Берлин" Уважаемым Людям еще фору дадут.
Что такое 9 Мая в орде? Это развеселый карнавал, великий праздник потреблядства. Поголовье выползает позырить на парады и танчики, попутно сметая с прилавков всякий мерч - пилотки, футболки, сувениры, шарики в виде танков и леденцы в виде касок. Особо упоротые наряжают своих детишек в костюмы бэтмена и спайдермена - в смысле в гимнастерки и кителя. Потом, подкрепившись в макдачных бургерами "победными" и картошкой фри "по армейски" (а самые предприимчивые кормят в этот день клиентуру перловкой с просроченным тушняком - типа "фронтовое меню"), люди прутся в кинотеатры пожрать попкорна под разудалый патриотический блокбастер. Дальше салютики и водочка под шашлыки, опять фильмы на военную тематику, патриотические шоу. Последнее время модно сходить в парки "Патриот" и оттянуться там на всю катушку, оставив сотню-другую евро. Можно даже пострелять из пулемета и погонять на танчике, епта! https://patriotp.ru/uslugi/

Сообщений: 1030 Пред. 1 ... 17, 18, 19, 20, 21 След. Страница 20 из 21
Ответить

cron
интернет статистика